ОБЩЕСТВО

Просмотров

Web Site Hit Counter

ПОСЛЕДНЯЯ КОЛОНИЗАЦИЯ ОКРУЖАЮЩЕГО МИРА

Последняя колонизация окружающего мираБольшинство средств массовой информации не обратили на эту новость вообще никакого внимания: представители расположенного в американском штате Колорадо Центра космических стандартов и инноваций (Center for Space Standards & Innovation) сообщили о том, что 22 января на околоземной орбите произошла авария, в ходе которой российский спутник столкнулся с небольшим фрагментом космического мусора.

 

Пикантность ситуации состоит в том, что, по всей вероятности, речь идет об обломках сбитого в 2007 году военными Китая старого китайского спутника. Таким образом этот инцидент можно считать вторым по серьезности столкновением на околоземной орбите космического мусора мировых держав. 10 февраля 2009 года над северной частью Сибири произошло столкновение российского военного спутника "Космос 2251" и американского навигационного сателлита "Iridium 33", в результате чего они были разрушены и распались на 600 отдельных фрагментов.

Оба этих происшествия являются примерами продолжающегося стремительного захвата космоса крупными мировыми державами

В то время как Соединенные Штаты и Россия официально продолжают переговоры о сокращении своих ядерных арсеналов, новая гонка за контроль и влияние не ограничивается только орбитами: в действительности в настоящий момент человечество переживает, вероятно, последнюю фазу колонизации Земли, в ходе которой государства систематически присваивают себя еще не распределенные пространства или пытаются в них доминировать. Бывший министр иностранных дел Германии и теперешний председатель фракции СДПГ в Бундестаге Франк-Вальтер Штайнмайер (Frank-Walter Steinmeier) уже сравнил происходящее с началом 20-го века и с "завоеванием Африки" (conquest of Africa). В прошлом веке большинство границ национальных государств были установлены таким образом, что в настоящее время осталось лишь небольшое количество тлеющих пограничных конфликтов.

Однако в начале 21-го века мы переживаем период "завоевания общего достояния" (conquest for the commons)

 

Сюда относятся, например, океаны, космическое пространство и интернет. Их объединяет то, что до последнего времени они использовались совместно, либо вообще не использовались. Кроме того, в этих сферах нет ни ясных отношений собственности, ни признанных во всем мире правил пользования. Новый тип конфликтов возникает в тех областях, где не действует никакое право: в этом контексте становится легче понять существующие напряженности в Южно-Китайском море, в Арктике, а также гонку вооружений в околоземном пространстве и в интернете. Претензии на обладание и коллективная безответственность сталкиваются между собой. И угрожающие военные жесты множатся во всех трех областях. Вот уже в течение многих лет Америка и Китай соревнуются между собой в космосе в технологической, а также в военной сферах. В Соединенных Штатах уже давно существует собственное Космическое командование (US Space Command), которое ясно дает понять, что речь в данном случае идет об особом потенциальном поле боя.

 

Китай – как и некоторые другие страны – в огромных масштабах вооружается в космосе. В 2011 году он отправил первые спутники на лунную орбиту. В своем 5-летнем плане правительство в Пекине ясно дало понять, какую масштабную экспансию в космическом пространстве оно готовит. Натиск в направлении неба, по крайней мере для стратегически мыслящих государств, не сильно удивляет. С учетом дигитализации мира многие правительства пришли к выводу о том, что контролю за происходящим на Земле в будущем будет предшествовать господство в космосе. Тот, кто имеет глобальное видение сфер своего влияния, как это делает сегодня Америка и в скором времени будет делать Китай, тот, кто хочет управлять военными операциями, транспортом и перемещением товаров по всему миру, тот нуждается в передаче данных через спутники, что занимает всего секунды. Для этого также нужна комплексная разведка и возможность управлять в цифровом режиме беспилотниками, ракетами и солдатами.

Стратегическое значение как в коммерческой, так и в военной области имеет основанная на нескольких десятков спутников и созданная американскими военными навигационная система GPS. В настоящее время Китай, Россия и Евросоюз весьма целеустремленно работают над созданием собственных навигационных систем. Все они хотят разрушить существующий пока в космическом пространстве американский мир - Pax Americana. Параллельно Соединенные Штаты и Китай, к примеру, разрабатывают технологии, с помощью которых можно сбивать спутники в космосе, ослеплять их или выводить из строя. Закрепленные в договоре 1969 года обязательства относительно невоенного использования космоса устарели. Однако дальнейшего развития эта конвенция о поведении на околоземной орбите пока еще не получила.

Отсутствие обязывающих правил поведения в пространствах без ясного национального суверенитета – и недостаточные возможности применения санкций – приводит не только к гонке вооружений

Как раз в космическом пространстве наблюдается параллельно существующая безответственность, в том числе в отношении космического мусора. Когда Европейское космическое агентство (ЕКА) в 1996 году подсчитало количество предметов искусственного происхождения на различных по высоте орбитах, то их оказалось около 8 500. Американское Космическое командование в 2009 году довело их численность уже до 18 000. Американская Система космического наблюдения (US Space Surveillance System) непрерывно следит за 13 000 фрагментов, так как постоянно возрастает опасность при осуществлении космических полетов. Опасности подвергаются не только военные спутники, но и гражданские сателлиты других государств, имеющие большое значение для жизни на Земле. Тем не менее ни одна космическая держава, производящая подобного рода мусор, не берет на себя ответственность за его уничтожение.

Особенно плохим можно считать сочетание отсутствующих претензий на владение и безответственности на поверхности мирового океана, а также в его глубинах. Мировое сообщество выработало некоторые своды правил для того, чтобы предотвратить наиболее опасные эксцессы, в том числе были запрещены практиковавшиеся ранее очистка емкостей с топливом и выброс отходов в мировом океане. Но это всего лишь капля в море. Поэтому в Тихом океане продолжают увеличиваться места, где скапливаются пластиковые отходы со всех морей и океанов. "Большое тихоокеанское мусорное пятно" (great pacific garbage patch) в последнее время привлекает к себе внимание как особый феномен. Существует опасность того, что разлагающийся на мелкие части пластиковый мусор может медленно, через планктон, войти в состав пищевых цепочек. За этот плавающий цивилизационный мусор никто не чувствует никакой ответственности.

Но море не только засоряется. Одновременно растет и давление, связанное с использованием тех богатств, которые находятся в глубинах морей и океанов. Продовольственная организация ООН (FAO) предупреждает о том, что уже на 85% исчерпаны рыбные ресурсы, что производится излишний вылов или происходит полное уничтожение промысла. Поскольку количество людей на Земле превысило отметку в 7 миллиардов, то возрастает и потребность в рыбе.

Рыба обеспечивает сегодня пятую часть животного протеина, которым питается человечество. За исключением некоторых региональных договоренностей, в том числе в районе Северной Атлантики, в этой области не существует ясных правил относительно того, как следует обращаться с естественными морскими ресурсами. До сих пор не выполнены даже сформулированные в 1975 году цели, в соответствии с которыми предполагалось взять под защиту по крайней мере 10% поверхности мирового океана. Кроме того, многим местам в Атлантике, а также в Тихом океане угрожают серьезные конфликты, поскольку государства там оспаривают права рыболовства. Европейский Союз постепенно корректирует свою разрушительную политику в области рыболовства, в том числе и систематическую эксплуатацию богатых промысловых районов у побережья Западной Африки, тогда как крупные рыболовецкие суда из России и Японии осуществляют масштабный и неконтролируемый вылов рыбы.

Недавно разгоревшийся конфликт по поводу скумбрии между Исландией и Евросоюзом открывает новую грань в существующих спорах: из-за изменения климата и постепенного потепления Атлантики огромные стаи скумбрии передвигаются на север и попадают из международных вод в исключительную 200-мильную экономическую зону Исландии. Сразу же начались дебаты о том, кто, собственно, может пользоваться этими естественными ресурсами.

Однако в становящейся все более жесткой международной конкуренции за доступ к ресурсам используется не только то, что плавает в воде, но и то, что находится под морским дном

Поскольку выгодно располагающиеся месторождения нефти и природного газа на суше уже во многом распределены, геологи все чаще проводят поиск месторождений в открытом море. Добываемый в Северном море природный газ обеспечивает потребности Великобритании и сделал богатой Норвегию, а Бразилия теперь ведет систематическое изучение собственной исключительной экономической зоны у своих берегов, рассчитывая найти там месторождения нефти и газа.

Конфликты возникают в том случае, когда исключительные экономические зоны пересекаются, и, кроме того, некоторые страны претендуют на их расширение на основе реально существующего или мнимого континентального шельфа, как это делает Россия в Арктике. В гонке за ресурсами Северного полюса сталкиваются интересы России, Канады, Соединенных Штатов, Гренландии и Норвегии. Чем выше цены на сырьевые товары, тем больше внимания привлекают к себе и запасы неэнергетического сырья. Дело в том, что на дне Тихого океана находится большое количество ресурсов, хотя они и расположены на большой глубине. Захват морских глубин носил наполовину упорядоченный характер, и в первую очередь это объяснялось тем, что промышленное использование подобного рода месторождений долгое время рассматривалось как чисто гипотетическое. Так, например, в 1994 году Международный орган по морскому дну (ISA) начал свою работу и стал выдавать лицензии на добычу железомарганцевых конкреций, ценность которых состоит в высоком содержании металлов. В 2006 году Германия уже в качестве отстающего игрока среди индустриальных государств также получила лицензию на один район, который по своему размеру сопоставим с Нижней Саксонией и Шлезвиг-Гольштейном. По оценкам экспертов, в этом месте могут находиться миллиарды тонн конкреций стоимостью в несколько сот миллиардов евро.

Однако сегодня коммерческая разработка расположенных в морских глубинах месторождений не является экономически привлекательной. Но это лишь вопрос времени. Прежде всего такие азиатские страны как Китай, Япония и Корея работают над созданием новых способов добычи сырья, использование которых позволит поднимать но поверхность конкреции с глубины более трех тысяч метров. Кроме того, японские исследователи обнаружили в глубоководных осадках металлы, которые сегодня можно использовать при создании высокотехнологичных продуктов, в том числе смартфонов. Экологические сомнения и стратегические соображения относительно надежного снабжения ресурсами собственной промышленности должны теперь приниматься в расчет. Гонка за сырьевыми ресурсами будет вызывать конфликты между государствами, поскольку одни нации будут извлекать из этого пользу, тогда как другим может быть нанесен ущерб. Располагающийся на Ямайке Международный орган по морскому дну начал включать экологические соображения в дебаты относительно добычи сырьевых ресурсов на морском дне. Однако более чем сомнительным представляется способность этой организации влиять на складывающуюся ситуацию в тот момент, когда разработка морских месторождений уже начинается. Как и в космосе, в мировом океане отсутствует инстанция, которая могла бы заставить игроков действовать в интересах общего блага.

К последней колонизации Земли относится также виртуальное пространство, за которое в последнее время ведется ожесточенная борьба, и последствия этой конкуренции пока еще невозможно предсказать – речь идет об интернете и о глобальной ИТ-структуре

Свободная фаза в этой области уже завершилась, и теперь ведется борьба за власть, проходящая на совершенно разных уровнях. Споры по поводу бесплатного использование контента являются всего лишь одним из аспектов этой проблемы.

Прежде всего дигитализация мира и изменение многих видов предпринимательской деятельности во всемирной сети привели к возникновению нового вида конкурентной борьбы. Ускоренными темпами такие концерны как Google, Amazon и Facebook ведут борьбу за то, чтобы стать главными провайдерами не только социальных сетей, но и услуг в области банковских операций. В новом дигитальном мире возникают трансграничные компании, располагающие огромными массивами данных из различных сфер жизни своих клиентов, и это может привести к изменению баланса сил между государствами и фирмами. Успех определяется прежде всего скоростью. В области стремительного накопления данных частные фирмы уже давно конкурируют с государственными структурами. Новые концерны превращаются во всеохватывающие трансграничные информационные пылесосы, в соревновании с которыми национальные государств выглядят все более беспомощными.

Кроме того, из-за продолжающегося создания цифровых сетей военные конфликты переносятся в киберпространство, что наиболее наглядным образом было продемонстрировано во время американо-израильского нападения с помощью компьютерного червя Stuxnet на иранские атомные установки. Президент Обама почти каждую неделю предупреждает о том, что сегодня кибератаки способны стать реальной опасностью даже для самой супердержавы. Американские власти считают, что Китай и Россия систематически занимаются промышленным кибершпионажем в Соединенных Штатах. Представители спецслужб исходят из того, что Северная Корея и Южная Коря в последние несколько недель провели целую серию кибератак на финансовые и медиальные структуры друг друга. Киберконфликты и борьба за господство в сети уже начались – тогда как никаких правил в этой области пока не существует. В Соединенных Штатах ведутся ожесточенные споры относительно необходимости разработки стратегии первого удара, поскольку при реальном кибернападении на страну, с учетом скорости предпринимаемой атаки, какие-либо ответные действия, вероятно, будут уже невозможны, и, к тому же, источник атаки может быть скрыт.

Вопрос состоит в том, что можно предпринять против возникающих новых опасностей в правовом пространстве. Один ответ предложила Элинор Остром (Elinor Ostrom), которая в 2009 году стала первой женщиной, получившей Нобелевскую премию по экономике. Эта американка исходила из того, что прежде всего на местном и на региональном уровне альменда, то есть общее пользование, позволяет более устойчиво управлять страной и производством товаров, чем частное владение и государственный контроль. Однако сомнительно, что этот геополитический рецепт может подойти для последней фазы колонизации Земли. Провокационным антитезисом можно считать такой вариант, при котором национальная ответственность относительно пока только 200-мильной зоны была бы быть значительно расширена. Некоторые правительства склоняются к тому, чтобы проводить безжалостную эксплуатацию природы. Но, тем не менее, даже в подобных случаях коллективная безответственность превращается в национальную вину. Весь предыдущий опыт показывает, что подобная национализация, вероятнее всего, предоставит возможность изменить проводимую в настоящее время политику.

В противном случае остается только надеяться на дальнейшее усиление и развитие международных договоров и правил поведения в остающихся пока бесправными пространствах – хотя переговоры по поводу защиты климата дают мало надежд на то, что подобного рода инициативы способны сразу же оказаться успешными. Тем не менее существуют и позитивные подходы – так, например, страны арктического региона объединили свои усилия доля того, чтобы избежать возникновения возможных конфликтов по поводу ресурсов и контроля над стратегическими морскими путями. Министр иностранных дел Швеции Карл Бильдт (Carl Bildt) во время проходившей в Исландии Арктической конференции отметил, что международных морских соглашений достаточно для того, чтобы решить вопрос о претензиях на владение. Но и он требует укрепления международных рамочных договоров, а также принятия полярного кодекса поведения в рамках международного соглашения о судоходстве.

Конечно, преимущество переговоров по Арктике состоит в том, что они ведутся на региональном уровне ограниченным количеством государств. Совершенно иначе обстоит дело с околоземными орбитами и киберпространством. Такие государства Евросоюза как Германия и Франция в свое время начали предварительную работу по заключению в рамках ООН нового соглашения по космосу, однако постепенно она была прекращена. Расположенный в Таллине Центр киберзащиты НАТО представил недавно исследование относительно того, каким образом могут быть урегулированы международно-правовые аспекты киберконфликтов. Однако, с учетом сложности существующих проблем, представляется сомнительным, что это экспертное мнение будет поддержано правительствами во всем мире. Пока прежде всего крупные державы явно не заинтересованы в том, чтобы в борьбе за последнюю колонизацию мира возложить на себя какие-либо ограничения, и они не намерены этого делать хотя бы потому, что они считают себя победителями в гонке за установление контроля над последними еще не поделенными пространствами этого мира.

Источник: Война и Мир - http://www.warandpeace.ru/ru/commentaries/view/80210/

Опубликовано: 23.05.2013