ТАВИКСТОКСКИЙ ИНСТИТУТ

СОДЕРЖАНИЕ

ЗНАКОМЬТЕСЬ ОЛДОС ХАКСЛИ

ТАВИСТОКСКИЙ ИНСТИТУТЭто именно лорд Рассел первым предложил в качестве метода социального контроля массовое распространение наркотиков — через декриминализацию марихуаны и других опасных психотропных препаратов — и изменение языка, облегчающее массовое социальное манипулирование (лингвистический метод). Наркотический аспект проекта Рассела был подхвачен Олдосом Хаксли.

 

Олдос Хаксли — внук знаменитого биолога Томаса Генри Хаксли, которого за горячую поддержку дарвиновской теории эволюции называли «бульдогом Дарвина». Именно Томас Хаксли, будучи ведущим членом Метафизического общества, которое было основано в 1869 году в попытке свести воедино интеллектуальную элиту «оксфордских эссеистов» и «кембриджских апостолов», ввел в обращение термин «агностицизм». Хаксли и его окружение отрицали способность человека вообще что-либо знать, и их так называемая «доктрина бездушия» послужила ядром «Открытого заговора» Уэллса.

В отличие от своего деда, Олдос Хаксли был романистом, которому нравилось экспериментировать с наркотиками, чтобы открывать в себе внутренние творческие силы и духовную связь.

По его мнению, наркотики (в большей степени, чем евангелисты) наделяли человека способностью заглянуть в духовный колодец видений. Даже мимолетный опыт самотрансцендентности способен сотрясти основы традиционного отношения к религии и помочь человеку жить более глубокой и насыщенной духовной жизнью. Хаксли предсказывал, что религия трансформируется, сместив фокус внимания с символики на переживания и интуицию, усиливаемые посредством мистического вдохновения.

 

Все это восходит к базовым идеям Томаса Хаксли: их объединяющей темой было отрицание человеческого благородства, выражаемого в доказуемой способности человеческого разума создавать и открывать новые идеи.

Олдос Хаксли всю жизнь активно сотрудничал с Арнольдом Джозефом Тойнби, экономическим историком, чей двенадцатитомный анализ взлетов и падений цивилизаций позволял взглянуть на историю в глобальной перспективе. Олдос Хаксли познакомился с Тойнби в Оксфорде, где его наставником был протеже Тойнби Герберт Уэллс. В то время как Уэллс в годы Первой мировой войны возглавлял британскую внешнюю разведку, Тойнби на протяжении почти полувека заседал в совете Королевского института международных отношений в Четем-хаусе. Во время Первой мировой войны он также возглавил исследовательское подразделение разведывательного отдела британского МИД в 1919 году был делегирован на Парижскую мирную конференцию102. С 1925 по 1955 год он являлся директором по учебной работе Королевского института международных отношений, а в годы Второй мировой войны занимал должность пресс-секретаря при премьер-министре Черчилле.

 

Историческая «теория» Тойнби, изложенная в его двенадцатитомном труде по истории западной цивилизации, состояла в том, что предопределяющим фактором мировой культуры всегда были возвышение и упадок великих имперских династий. В тот самый момент, когда этим династиям — «тысячелетнему рейху» египетских фараонов, Римской империи и Британской империи — удается навязать свою власть всему миру, начинается их упадок103. Тойнби утверждал, что этот упадок можно остановить, если правящая олигархия (например, члены британского «Круглого стола») посвятит себя вербовке и обучению достаточно большой армии жрецов, всецело преданных принципам имперского правления104.

В то время как Тойнби апеллировал к высоколобой британской аристократии, Уэллс благодаря своим научно-фантастическим романам стал «поп-звездой» своего времени. Согласно Уэллсу, мировая революция была возможна только посредством «открытого заговора», использующего контркультуру как таран, атакующий ни о чем не подозревающее общество. Уэллс писал: «Я верю, что появится сознательная организация умных и, возможно, богатых людей, движение, имеющее четкие социально-политические цели, сознательно игнорирующее большую часть аппарата политического контроля или использующее этот аппарат лишь время от времени, на отдельных этапах, — просто большая масса людей, движущихся в определенном направлении и вдруг неожиданно для самих себя осознавших, что есть некая общая цель, к которой все они движутся... Они всеми доступными средствами будут контролировать государственный аппарат и влиять на него»105.

Будучи одним из Детей Солнца — дионисийского культа, состоявшего из детей британской элиты «Круглого стола»106, — Олдос Хаксли смог собрать достаточно материалов для написания своего самого знаменитого романа «О дивный новый мир»107, впервые опубликованного в 1931 году. «О дивный новый мир» представляет собой практически готовый проект вполне реального будущего мирового социалистического правительства, «нового мирового порядка» — одно из популярных произведений Герберта Уэллса, написанное в 1940 году, носит название именно «Новый мировой порядок» («The New World Order»). Ранее, в 1928 году, Уэллс опубликовал книгу «Открытый заговор», где открыто обсуждается, каким образом может быть достигнут «новый мировой порядок» — якобы ради мира во всем мире и развития человечества.

Помните, что цель Уэллса, Рассела, Хаксли и компании — уничтожить суверенитет национальных государств и одновременно свести на нет философские, культурные и религиозные традиции, насчитывающие более 2500 лет.

Ларри Хечт поясняет: «"Открытый заговор" не потому открытый, что раскрывает какие-то секретные планы или разоблачает членов некоего внутреннего круга богатых и знаменитых, которые, согласно популярным заблуждениям, должны окружать себя завесой тайны, чтобы контролировать весь мир. Дело, скорее, в понимании того, что философия и культура контролируют историю. Любой заговор, служит ли он делу добра или зла, представляет собой набор идей, которые объясняют, что такое быть человеком и какова роль человека во всемирной истории»108.

Находившийся под покровительством Уэллса Хаксли был представлен Алистеру Кроули, жизнь которого являлась плодом страсти к тайным культам, развивавшейся в Великобритании начиная с 1860-х годов под влиянием Эдварда Бульвер-Литтона, занимавшего пост статс-секретаря колоний в правительстве лорда Пальмерстона во время Второй опиумной войны. В 1886 году Кроули, поэт Уильям Батлер Йейтс, впоследствии удостоенный Нобелевской премии, и несколько других протеже Бульвер-Литтона создали храм Исиды-Урании Герметического ордена Золотой Зари. Основой для формирования этого культа Исиды послужило произведение Елены Блаватской «Разоблаченная Изида» (1877), в котором русская оккультистка призвала британскую аристократию реогранизоваться в жречество Исиды109.

Среди других Детей Солнца были Т. С. Элиот, У X. Оден, Освальд Мосли и Д. Г. Лоуренс, любовник Хаксли. Именно Хаксли впоследствии, в 1950-е годы, затеял судебную тяжбу, чтобы добиться разрешения напечатать в США порнографический роман Лоуренса «Любовник леди Чаттерлей» — на том основании, что это неправильно понятое «произведение искусства»110.

В романе «О дивный новый мир» Хаксли подробно описывает научную методологию удержания населения, находящегося под властью элитарного меньшинства, практически в аутическом состоянии, когда они буквально счастливы быть рабами своих господ. Выступая перед студентами Калифорнийской медицинской школы в Сан-Франциско, Хаксли заявил: «Уже при жизни следующего поколения появится фармакологический метод, позволяющий сделать так, чтобы людям нравилось быть рабами, дающий возможность построить диктатуру без слез, так сказать, загнать целое общество в безболезненный концентрационный лагерь, где люди, фактически лишившиеся свободы, будут, скорее, рады этому обстоятельству, поскольку пропаганда, промывание мозгов, а еще лучше промывание мозгов, усиленное фармакологическими методами, лишат их всякого желания бунтовать. Вот это, по-видимому, станет последней из революций». С позиции образа мышления Уэллса, это был не заговор, а, скорее, единый мировой мозг, функционирующий как полиция мыслей.

Выступая в 1961 году на радиостанции Госдепартамента США «Голос Америки», Хаксли опять говорил про мир рабов, подвергающихся фармакологическому манипулированию, про «ментальный концентрационный лагерь», обеспечиваемый пропагандой и психотропными препаратами, где люди учатся любить свое рабское положение и оставляют всякое желание сопротивляться. «Это последняя революция», — заключает Хаксли.

Подельник Хаксли по участию в экспериментах с психотропными лекарствами 1950-х годов Тимоти Лири, психолог из Гарвардского университета, позволяет с другой стороны затянуть в извращенное сознание Рассела, Хаксли и представителей Франкфуртской школы в отчете об исследованиях психоделических препаратов в Гарвардском университете, получившем название «Галлюцинации из прошлого» («Flashback»)111. Лири в своем отчете привел цитату Хаксли: «Эти мозговые препараты, массово производимые в лабораториях, приведут к масштабным изменениям в обществе, что произойдет независимо от моего или вашего мнения. Все, что мы можем сделать, — это распространять информацию. Препятствием для этой эволюции, Тимоти, является Библия». Затем Лири продолжает: «Мы пошли против иудеохристианского единобожия, приверженности одной религии, одной реальности, что было проклятием Европы на протяжении веков и Америки с самых дней ее основания. Наркотики открывают глаза, помогают увидеть множественность миров и неизбежно ведут к политеистическому мировоззрению. Мы чувствовали, что пришло время для новой гуманистической религии, основанной на интеллекте, разумном плюрализме и научном язычестве».

Хаксли за работой

В 1954 году Хаксли опубликовал «Двери восприятия» — подробное исследование воздействия мескалина на человеческое сознание и первый манифест нового психоделического культа. Рок-группа «Doors»112 позаимствовала свое название именно у Хаксли. А тот, в свою очередь, — из стихотворения Уильяма Блейка: «Если двери восприятия очистить / Всякая вещь покажется бесконечной».

В 1958 году Олдос Хаксли собрал ряд эссе, которые он написал для еженедельника «Newsday» и издал их под общим названием «Возвращение в дивный новый мир», где нарисовал общество, в котором «первейшая цель правителей — любой ценой удержать подданных от волнений». Вот как он описывает вероятное будущее: «Полностью организованное общество... уничтожение свободной юли путем методического приучения, рабство, принимаемое как данность с помощью химически индуцируемого счастья...»

Он также предсказывал, что природа демократии изменится: «Старые формы — выборы, парламент, верховный суд — сохранятся, но фундаментальной сущностью общественного строя будет ненасильственный тоталитаризм. Демократия и свобода по-прежнему будут предметом каждой передачи и редакционной статьи — но демократия и свобода в строго пиквикском [то есть не в буквальном] смысле. А тем временем правящие олигархи и хорошо обученная элита армии, полиции, идеологов и манипуляторов сознанием будут спокойно управлять массами так, как им заблагорассудится»113.

Насколько отличается это описание от того, что мы имеем сегодня?