ТАВИКСТОКСКИЙ ИНСТИТУТ

СОДЕРЖАНИЕ

МОДЕЛЬ МАССОВОЙ ПСИХОЛОГИИ

ТАВИСТОКСКИЙ ИНСТИТУТБританцы уже имели прецедент контркультуры, которую они навязали Соединенным Штатам: языческие культовые церемонии в переживавших упадок Египетской и Римской империях. И у этих культов была своя история.

 

Здесь важно отметить преемственность культа Аполлона, меняющего названия, но сохраняющего суть. В Риме до сих пор есть семьи черной аристократии, родословная и политические традиции которых восходят к временам Римской республики. «Республика, а потом империя, где жили их предки, находились под властью римского ответвления культа Аполлона. В те времена его служители занимались ростовщичеством по всему Средиземноморью и держали население в долгах»98. Они являлись политической спецслужбой, которая создавала культ и одновременно была культом.

Со времени смерти Александра Македонского и до растворения в культе стоицизма, созданного во II веке до нашей эры, базой культа Аполлона, державшего под своим контролем Рим, являлся птолемеевский Египет. В Египте культ Аполлона слился с культом Исиды и Осириса, и это было точной имитацией фригийского культа Диониса (и его римского аналога — культа Бахуса). Как раз там на основе культа Аполлона был создан культ стоического иррационализма. Именно культ Аполлона создал Римскую империю с ее законами, опирающимися на антигуманную аристотелевскую «Никомахову этику».

Такова традиция, продолжаемая старыми «черными» римскими семействами, известными как Венецианская черная аристократия. Сегодня они занимают ключевые посты в таких организациях, как Бильдербергский клуб.

Эта традиция сохранялась на протяжении веков

Менялись вывески, институциональная обложка, но фундаментальное мировоззрение и доктрина оставались прежними. Британская монархия, паразитический класс британских лендлордов и феодальные фракции Мальтийского ордена, где доминируют те же британцы, — все это современные проявления той же самой нерушимой традиции и политики древнего культа Аполлона.

 

Аристотелианцы знают, что «научно-технический прогресс в целом, учитывая необходимые для него условия образования и свободу инноваций, воспитывает в гражданах уважение и преданность по отношению к творческому потенциалу человеческого разума, который является антитезой олигархической системы.

На протяжении тысячелетий аристотелианцы терзаются тайным страхом, понимая, что поступательный научно-технический прогресс как основной курс развития общества неизбежно приводит к республиканской гегемонии, которая навсегда исключит возможность установления олигархического мироустройства»99.

И сегодня они прибегают к тем же самым методам, которыми пользовались древние жрецы Аполлона: пропагандируют дионисийские культы наркотиков и оргий, эротическую контркультуру, организуют движения бездумных «разрушителей машин» и плодят маньяков-террористов, — чтобы нацелить эти объединенные силы слабоумной черни против тех слоев общества, которые преданы научно-техническому прогрессу.

 

Приведенное ниже описание культовых церемоний относится к египетскому культу Исиды III тысячелетия до нашей эры, но его вполне можно было бы принять за журналистский репортаж о посвящении в хиппи в 1969 году нашей эры: «Обряд представляет собой действия и жесты, сопровождающие песнопение. В этих плясках гипнотическое действие боя барабанов, ритма музыки и повторяющихся движений усиливается эффектом галлюциногенных препаратов, таких как гашиш и мескалин. Эти вещества помогали впадать в транс и приводили к галлюцинациям, которые воспринимались как визит бога.

Наркотики считались священными, и знали о них только посвященные... Возможно потому, что они создавали иллюзию исполнения желаний и позволяли выйти наружу самым сокровенным чувствам, ритуал постепенно приобретал неистовый характер, о чем можно судить по таким заклинаниям: "Отступи! Рея прокалывает твою голову, бьет тебя по лицу, разделяет твою голову, раздавливает ее в своих руках; твои кости трещат, твои конечности разрезаются на кусочки!"»100.

Культ Исиды — это в первую очередь культ наркотиков. Это культ высоких жрецов и тайных ритуалов, веками свято хранящихся британской королевской семьей и их друзьями из правящего класса. Он существовал в Египте в эпоху III династии Древнего царства. Культ Исиды — это, по существу, языческий, примитивный культ матери. Жрецы Исиды образовывали тесный круг египетской аристократии, которая полностью контролировала жизнь общества, подавляя свободную волю людей. В XIX веке культ Исиды популяризовал в своем труде «Последние дни Помпеи» высокий жрец Исиды Бульвер-Литтон. Сын Бульвер-Литтона, Эдвард, был вице-королем и генерал-губернатором Индии с 1876 по 1880 год. При нем резко возрос экспорт бенгальского опия в Китай. Бульвер-Литтон являлся наставником лорда Палмерстона, который возглавлял британский парламент, когда в результате опиумных войн Китай был вынужден не просто продолжить, но и увеличить объем продаж опия в стране. Русская оккультистка мадам Блаватская затем еще больше популяризовала культ Исиды в своей книге «Разоблаченная Изида».

Лорд Бертран Рассел, который присоединился к Франкфуртской школе в деле массовой социальной инженерии с целью разрушения творческих сил человека, а также европейской и американской культуры, свою лепту внес в 1951 году с помощью книги «Воздействие науки на общество». Он писал:

«Физиология и психология оставляют место для научных методов, которые еще ждут своего развития. Двое великих ученых, Павлов и Фрейд, заложили основы этих наук. Я не поддерживаю ту точку зрения, что они находятся в некоем сущностном конфликте, но ют насчет того, какие здания будут построены на заложенных ими фундаментах, сомнения остаются. Я думаю, что в политическом смысле наибольшую важность приобретет тема массовой психологии... Вместе с развитием современных методов пропаганды важность данного вопроса неимоверно возросла. И самым влиятельным из этих методов является то, что называют "образованием". Религия тоже играет свою роль, хотя ее значение снижается, а вот роль прессы, кино и радио возрастает... Можно надеяться, что со временем любой сумеет убедить каждого в чем угодно, если успеет застать своего слушателя довольно юным и государство снабдит его достаточными денежными средствами и материальным снаряжением».

Далее Рассел продолжает: «Если ученые сумеют подчинить его своей диктатуре, этот слушатель будет развиваться семимильными шагами... В распоряжении социальных психологов будущего будут целые классы детей, на которых будут испытывать различные методы неопровержимого доказательства того, что снег черный. И выводы будут сделаны очень быстро. Во-первых, что влияние семьи только мешает. Во-вторых, что мало чего можно добиться, если не начинать внушение до достижения ребенком десятилетнего возраста. В-третьих, что стихи, положенные на музыку, очень эффективны, если повторять их с определенной интонацией. В-четвертых, что, если вы не хотите, чтобы вас сочли эксцентричным, не следует говорить о том, что снег белый. Но я забегаю вперед. Это дело будущих ученых — уточнить подобные максимы и в точности определить, сколько, в расчете на душу, потребуется сил и средств, чтобы заставить детей поверить, что снег черный, и выяснить, насколько дешевле убедить их в том, что он темно-серый».

Рассел заканчивает свои рассуждения предупреждением: «Хотя эта наука будет прилежно изучаться, она останется уделом правящего класса. Простолюдинам не позволено будет знать, каким образом действует подобная сила убеждения. Когда техника будет усовершенствована, каждое правительство, отвечающее за образование молодого поколения, сможет надежно контролировать своих подданных, не нуждаясь ни в армии, ни в полиции»101.

Расселы были английской знатной семьей, выдвинувшейся в эпоху правления Генриха VIII. Бертран Рассел был внуком лорда Джона Рассела (1798—1878), который дважды занимал пост премьер-министра при королеве Виктории.