БИБЛИОТЕКА

Просмотров

Website Hit Counters

ТАВИКСТОКСКИЙ ИНСТИТУТ

СОДЕРЖАНИЕ

АНТИПОВСТАНЧЕСКАЯ ВОЙНА

ТАВИСТОКСКИЙ ИНСТИТУТМетоды психологического манипулирования обществом примерно так же стары, как само человечество. Рабовладельцы и феодалы, стремившиеся сохранить и укрепить свою власть, всегда использовали наказания и пытки как способ разубеждения тех, кто стремился к переменам.

 

Даже тысячи лет назад удерживать власть господствующим классам помогали не методы сами по себе, а их сознательное применение по принципу «разделяй и властвуй». Какими бы антигуманными ни были методы подавления воли людей, сами по себе они не являются достаточными для пресечения деятельности бунтарей и повстанцев. «Антиповстанческая война не может опираться исключительно на запугивание; необходимо сознательное и систематическое психологическое воздействие на людей со стороны правящих классов или их приспешников»1. Именно эта цель была достигнута в результате трансформации психологии и психиатрии в 1930-е годы.

«Первое массовое применение психологии в качестве оружия имело место в нацистской Германии, и особенно это касается евгеники, опирающейся на самые дремучие иллюзии об "арийском" происхождении, которые навязывались массам и поддерживались в них. Хотя фундаментальной причиной зарождения и развития нацизма является мировой экономический кризис, конкретные формы нацистской мясорубки, в частности евгеника, разрабатывались любимыми теоретиками и практиками нацистов — психиатрами»2.

 

Это стало началом превращения науки о сознании в инструмент уничтожения разума. Законные и вполне научные методы психотерапии, изначально призванные помогать людям, уступили место манипулятивной псевдонауке под названием «аверсивная терапия».

Такая трансформация науки о сознании происходила в интересах войны — войны на психологическое уничтожение, которую буржуазия развязала против рабочего класса. Деятельность Тавистокского института строится на той фундаментальной предпосылке, что некоторые виды «демократических» институтов представляют собой гораздо более удобные и эффективные инструменты для фашистской диктатуры, чем традиционные прямолинейные «авторитарные» модели3. «От большого нефтяного обмана до промывания мозгов в стиле ЦРУ психологическая наука прошла путь, первоначально очерченный для нее в 1945 году Джоном Ролингсом Ризом, великим мастером антиповстанческой психологической войны, в его книге "Формирование психиатрии в условиях войны"»4. Риз призывал к развитию психиатрических «ударных отрядов» в целях разработки методов политического контроля на основе так называемой запрограммированной модификации поведения, вводящей большинство населения в состояние психоза. Он предполагал, что это позволит подчинить население новому экономическому мировому порядку, возникшему после Второй мировой войны.

 

Выступая перед группой психиатров американской армии в 1945 году, Риз сказал: «Если мы предлагаем дать открытый бой социально-экономическим проблемам современности, значит, у нас должны быть "ударные отряды", а этого нельзя добиться на основе одних лишь стационарных психиатрических учреждений. У нас должны быть мобильные бригады психиатров, которые могут свободно перемещаться и реагировать на локальные ситуации, возникающие на их участках»5.

Логика Риза ясна. Психическое здоровье нации требует полной трансформации общества с точки зрения рациональной селекции. Но, жалуется он в своей книге, «многие воспринимают действительность совсем не так, включая большинство рабочих, считающих любой метод селекции механизмом, с помощью которого злые капиталисты пытаются выжать из них еще больше соков, и против этого аргумента трудно что-либо возразить»6. С точки зрения Риза, такие упрямцы наряду со всеми теми, кто устраивает забастовки и занимается подрывной деятельностью, сами являются нуждающимися в срочном лечении невротиками, но не способны понять, что они больны. В этом мире безумных невротиков психиатрия, которая только и способна судить о психическом здоровье людей, может осуществляться только в сговоре «психиатров из всех стран мира, тесно связанных между собой» и готовых мобилизовать все свое влияние и все свое оружие для активной игры «на политическом и государственном поле»7.

Только «заговор психиатров», в котором видит свою «миссию» Риз, способен построить общество, «где люди всех социальных групп могли бы, не вступая в противоречие с законом, при необходимости получать лечение, даже если они сами того не хотят»8. Организация этого заговора стала для Риза его жизненной миссией. Как пишет в своем расследовании Л. Маркус, «методы Риза полностью и осознанно опираются на разрушение ментальной жизни мирового сообщества и форсированный марш в сторону вселенского садизма»9. Вот к чему они стремятся — превратить людей в бессмысленных животных, сознанием которых можно манипулировать и чье сознание можно уничтожить.

ПСИХИАТРИЯ - ИНДУСТРИЯ СМЕРТИ

С того времени различные формы ведения психологической войны, разработанные в Тавистокском институте, занимают центральное место в деятельности всемирной сети тесно взаимосвязанных рабочих групп и специальных комиссий, государственных агентств и корпораций. Их научные исследования и пилотные проекты имеют четко очерченную цель — формирование политических методов социального контроля. Риз и Тависток организовали свой заговор в соответствии с известным принципом: нас немного, но мы занимаем лучшие места10. Риз очень хорошо разбирался в политических структурах и так проводил расстановку кадров, чтобы они распространяли свои идеи как можно шире и имели максимальное влияние.

Когда говорят о методах психологической войны, часто имеют в виду способы запугивания врага, а для этого нужно хорошо понимать его душу: что он любит, что ненавидит, с чем борется, от чего бежит. Этот враг может быть внешним или внутренним, это может быть иностранная армия или яростная масса рабочих. И чтобы найти эффективное противоядие, Тавистоку и иже с ним нужно понимать, каким образом враг реагирует в условиях стресса: сопротивляется еще отчаяннее или просто сдается? Или, может быть, он начнет допускать ошибки одну за другой, играя на руку своим соперникам?

БИОХИМИЯ СТРЕССА

Самые дорогостоящие ошибки психологических военных операций происходят из-за непонимания того, что у врага на уме. И вот здесь знание психологии «ударными отрядами» Риза — знание, которое само по себе можно отнести к черному искусству, — окажется как нельзя кстати. И поскольку речь идет о войне восприятий, взглядов на мир, очень важно, чтобы психологи, психиатры, социологи и антропологи, эти незаметные серые людишки, трудящиеся в недрах Тавистока, как следует понимали степень влияния искусства, музыки, литературы и других способов выражения культуры на мировоззрение людей.

Со временем неизбежно возникнет искушение испытать некоторые из принципов психологической войны на своем собственном населении. В конце концов, чей менталитет нам понятнее всего, если не свой собственный? На ком же еще испытывать методы ведения психологической войны, как не на своем собственном народе? Риз еще в 1945 году говорил: «Войны выигрывают не путем уничтожения врага, а путем подрыва его морального духа при сохранении своего собственного».

Одну из ключевых ролей в разработке методов манипулирования поведением сыграл психолог Курт Левин — отец групповой динамики и один из первых рекрутов Риза. Его карьера началась в Корнеллском университете, где он работал над систематической серией исследований эффекта социального давления на привычки питания детей11. В 1933 году он бежал из нацистской Германии в США. Подобно многим другим немецким интеллектуалам, он был вынужден покинуть Германию не из-за фундаментальных политических расхождений с нацизмом, а из-за гитлеровского антисемитизма как инструмента разделения и властвования12. Более того, считается, что Левин усовершенствовал сформулированную нацистами концепцию «безлидерской группы», превратив ее в изощренный инструмент антиповстанческой борьбы. Одна из менее известных граней деятельности Левина связана с программами разработки психологического оружия, в частности, он сумел найти оптимальные соотношения между методами ведения психологической войны, постановкой целей, полевыми операциями и оценочной разведкой. Одно из его заданий состояло в том, чтобы, используя групповую динамику принятия решений, изменить пищевые предпочтения населения так, чтобы мясу они предпочитали цельнозерновой хлеб. Приведенный ниже отрывок из статьи Левина «Восприятие времени и моральный дух» наглядно иллюстрирует его понимание психологической войны: «Один из главных методов подрыва морального духа при помощи стратегии террора заключается в следующей тактике: держать человека в состоянии неопределенности, чтобы он никогда не знал наверняка, каково его положение и чего ему ждать. Если в дополнение к непредсказуемым колебаниям между суровыми дисциплинарными мерами и обещаниями доброго отношения распространять противоречивые новости, то сложится чрезвычайно туманная ситуация, когда человек, имея вполне определенный план действий, будет не в состоянии понять, приблизит его этот план к поставленным целям или отдалит от них. В таких условиях даже те, кто имеет четкие цели и готов идти на риск, будут парализованы внутренним конфликтом, возникшим из-за неуверенности в правильности своих дальнейших действий»13.

Самой значительной идеей, предложенной Левином за годы Второй мировой войны, была концепция фашизма с демократическим лицом. Обычное психопатологическое качество всякого фашиста — это его инфантилизм, проявляющийся в попытках реализовать принцип автономии расширенной семьи и отгородиться от реалий внешнего мира. В его среде культивируются такие ценности, как «национализм» (родина-мать), «расизм» (мать), «языковая группа» (родной язык), «культурное родство» (семейные традиции), «община» (расширенная семья, соседи)14.

Левин первым понял, что навязывание близких фашизму форм организации маленькой группы людей и корпоративных «структурных реформ» может привести к тому, что люди примут фашистскую идеологию как должное.

В ментально здоровом, высоконравственном обществе Левина поместили бы под надзор психиатров. Но вместо этого его осыпали деньгами, ему предоставили американское гражданство и он получил грант от Рокфеллеров для дальнейшей работы над проектами социальной инженерии.

Левин выдвинул идею, что с помощью методов самопромывания мозгов в «маленькой группе» можно было бы внедрить более эффективную форму фашистской диктатуры. «Число мордоворотов в кованых сапогах, характерное для нацистского режима, можно было бы сократить путем создания фашистских разновидностей маленьких самоуправляемых "групп-общин", существование которых основывается на способности каждого индивида влиять на поведение своего непосредственного окружения»15. Результатом этого, по мысли Левина, стала бы более эффективная форма фашистского режима, создающего поверхностную видимость особых демократических форм. Другими словами, «если атомизированный мир индивидов превратить в управляемую среду, согласующуюся с такими "фашистскими структурными реформами", разуму жертвы станет понятно, что наделить человека способностью жить в согласии с такой противоречивой средой может только его потенциальное параноидальное Я»16. Другими словами, фашизм представляет собой мир, о котором мечтает в своих параноидальных драмах.

Невозможно отрицать, что Риз и Тавистокский институт очень серьезно занимались организацией заговора, целью которого являлось получить контроль над теми, кто пытался реорганизовать мировое сообщество после войны. Учитывая уровень подготовки военных, психиатрических и других фашистских по своей сути кадров, процесс создания нового фашистского политического порядка, согласно тавистокской модели Риза—Левина, должен был пройти следующие этапы:

1. Разрушить существующие конституционно-демократические институты. Военные и полицейские силы реорганизуются в силы «гражданского действия», как это уже происходит в Соединенных Штатах.

Менее известными являются планы американского правительства заменить обычную местную полицию штатов национальными антиповстанческими полицейскими силами по образцу гитлеровского гестапо или канадской конной полиции. В то же самое время существующие массовые институты разрушаются «спонтанно» организованным восстанием. Группы «местного общинного самоуправления» используются для уничтожения политических институтов, имеющих широкую народную поддержку. В этих органах фашистского самоуправления большую роль играют банды преступников и террористов всех мастей, которые соперничают между собой, сея преступность и взаимную конфронтацию, причем те и другие находятся под контролем и управлением скрывающихся за кулисами спецслужб. Это спланированное восстание банд и контрбанд с участием контролируемых полицией террористических организаций создает политические условия, в которых население с большей готовностью будет терпеть или даже требовать усиления военно-полицейского режима, то есть создания того самого полицейского режима с «демократическим» лицом.

2. Путем свержения, убийства, военного вмешательства или «спонтанного» народного восстания ликвидировать режимы, которые перестали быть полезными, и заменить их «демократическими» правительствами. Назначенные «демократические» правители смогут функционировать только в тех рамках, которые будут установлены для них представителями наднациональных органов власти.

В целях установления «фашизма с демократическим лицом» уже осуществляются вполне конкретные мероприятия:

1. Региональное психологическое исследование населения. В годы Второй мировой войны англо-американские службы, отвечавшие за ведение психологической войны, проводили ряд исследований, в ходе которых изучались конкретные невротически-уязвимые места разных национальных культур. Наибольшую известность в связи с этим получила сформированная в США Рабочая группа по изучению эффекта стратегических бомбардировок Германии. Цель ее создания заключалась в том, чтобы усилить эффект бомбардировок пропагандой и другими средствами психологической войны, подрывающими моральный дух Третьего рейха. Деятельность этой рабочей группы стала предтечей операции «Phoenix», проводившейся во Вьетнаме под руководством ЦРУ и служившей прикрытием для геноцида вьетнамцев, поддерживавших Вьетконг. Фактически Рабочая группа по изучению эффекта стратегических бомбардировок Германии занималась поиском способов подрыва морального духа гражданского населения ценой наименьших издержек.

2. Использование основных средств массовой информации и культуры как инструментов оболванивания населения и распространения выгодных властям форм частичного умопомешательства. В общем и целом контроль над редакционной политикой основных СМИ, над направленностью новостей, касающихся внутренней и внешней политики, над ключевыми информационными агентствами и другими средствами массовой информации позволяет влиять на получаемую людьми информацию и их убеждения. Целенаправленная фальсификация информации является методом достижения своеобразной десенсибилизации народных масс, позволяющей социально приемлемой интерпретации причинно-следственных связей входить в противоречие с рационально-чувственным истолкованием событий и преодолевать его. Этот эффект усиливается введением запрограммированных, воздействующих на подсознание психологических материалов, цель которых заключается в усилении инфантильных импульсов в целевых группах населения в ущерб научно-рациональ-ному мировоззрению.

3. Местное общинное самоуправление. «Целью "местного общинного самоуправления" является фашистская антиповстанческая тактика, призванная разъединить население на относительно герметичные политические группировки»17, раздробить народ на мелкие фракции по признакам расы, пола, национального, регионального и языкового происхождения, возраста и места проживания. Соперничество и вражда этих групп между собой в условиях ограниченности ресурсов стали бы эффективным практическим приложением идей Левина насчет навязанного самопромывания мозгов и прогрессирующих психических расстройств, ведущих к созданию полиморфных извращенных псевдосемей и клиническому психозу.

«Первая степень промывания мозгов достигается в результате того, что "местная общинная автономия" ставится в принципиальную оппозицию к "большому бизнесу" и научно-техническому прогрессу»18, то есть к тем программам, которые призваны повышать качество жизни членов общины. «Программы, в которых акцент ставится на научно-технический прогресс, отвергаются как попытки вмешательства посторонних элитных групп во внутренние дела общины. В таких обстоятельствах "община" в функциональном смысле приходит в состояние полупсихоза и клинической паранойи. В той мере, в какой люди ограничивают свою социальную идентичность принадлежностью к некой конкретной группе, любые усилия, нацеленные на регулирование идеалов данного сообщества, приводят его членов в патологическое состояние. Приведение таких групп в состояние конкуренции и внутреннее дробление их по признакам пола, расы, уровня доходов и т. п. приводят к усилению паранойи и скорейшему приближению полупсихотического состояния»19, поскольку мелкие подгруппы в рамках общины сами начинают соперничать и враждовать между собой.

4. Применение методов промывания мозгов, разработанных для малых сообществ, к более крупным «безлидерским группам». В обстановке снижения реальных доходов и ухудшения условий труда промывание мозгов призвано приучить работников компенсировать снижение расценок увеличением продолжительности и производительности труда. Тасование занятых и незанятых, внедрение масштабных программ переквалификации, реализация «бригадного подряда», соревнование и конкуренция между соперничающими группами могут превратить небольшую производственную бригаду в группу с самопромыванием мозгов. «В таких условиях полупсихоз и психоз побуждают членов группы добровольно интенсифицировать свой труд, к чему невозможно было бы побудить психически здоровых работников. Члены таких безлидерских групп с самопромыванием мозгов, словно ощущая себя участниками гонки, сами себя подстегивают, истерически повышая интенсивность труда до самоубийственного — в самом буквальном смысле — уровня. Тавистокский институт и Пенсильванский университет являются двумя наиболее известными центрами, проводящими такие эксперименты»20.

Одно из ключевых направлений контроля над населением — антиповстанческое. Те, кто знаком с поговоркой, что уйти от ЦРУ можно только в могилу, возможно, недоумевают по поводу того, каким образом может осуществляться такой контроль. Отчасти ответом служат те коварные методы психологического воздействия, которые были разработаны Джоном Ролингсом Ризом и его нацистскими предшественниками. Питер Каски поясняет: «Прежде чем пригласить потенциального агента на учебу, ЦРУ промывает ему мозги еще на стадии отбора. Ризовские безлидерские группы на самом деле представляли собой группы кандидатов, которыми искусно манипулировали сторонние программисты в придуманных ими и полностью контролируемых ситуациях. В 1946 году Натан Клайн, в то время служивший в управлении снабжения американской армии, подробно описал процесс отбора офицеров, разработанный Ризом для морской пехоты США вскоре после окончания войны.

Двадцать человек собрали в группу и сказали им, что их будущее в составе морской пехоты зависит от того, насколько успешно они обойдут другие группы кандидатов в решении предложенных задач. Затем им предложили вообразить, что они находятся на необитаемом острове и на берег выбросило разломанный спасательный плот. Под аккомпанемент призывов к укреплению командного духа группе была поставлена задача в рекордное время собрать плот и покинуть остров.

Специалисты по разработке психологического оружия внимательно наблюдали за тем, как каждый участник подходит к решению поставленной задачи. Кто-то спешил решать частные аспекты проблемы методом проб и ошибок, кто-то старался взглянуть на вещи в перспективе и охватить проблему целиком, кто-то демонстрировал горячий энтузиазм и мотивацию, кто-то — отрешенность и безразличие, а кто-то взял на себя роль лидера и помогал поддерживать дисциплину и командный дух.

Стоило у них обозначиться "лидеру", как, к примеру, поступала вводная о вторжении противника на другой стороне острова, и новоявленный лидер с тремя-четырьмя помощниками покидали группу. Таким образом создавалась новая ситуация, в которой психологи могли наблюдать за рождением и возвышением нового "лидера команды"»21.

Одна из целей этих надуманных заданий и экспериментов состояла в том, чтобы распалить бездумный «командный дух» и помочь выделиться наиболее фанатичным и компетентным лидерам. Другой целью эксперимента (в сочетании с заполнением анкет и выполнением других письменных заданий) было составление психологического портрета каждого из кандидатов с перспективой их использования в будущем.

«Однако еще сохранялась необходимость подавить внутреннюю силу характера, которая еще могла оставаться у участников эксперимента. Именно эту цель преследовали разработанные Ризом стрессовые тесты. Один из таких тестов использовался Джоном Гарднером в Управлении стратегических служб (УСС)... В этом испытании, главная цель которого заключалась в промывании мозгов, кандидату давали двенадцать минут на то, чтобы придумать "легенду", которую он расскажет следователям, попавшись на краже секретных документов в одном из правительственных офисов в Вашингтоне. Кандидату говорили, что это решающее испытание, и предупреждали, что ответы ни в коем случае не должны скомпрометировать УСС или как-то навредить ЦРУ.

Когда отведенное время истекало, его отводили в темную комнату, где ослепляли направленной в глаза мощной лампой. Затем трое агентов, специалистов по промыванию мозгов, как правило, в считанные минуты не оставляли камня на камне от наскоро состряпанной легенды, используя различные методики ведения допроса, в частности "злой полицейский — добрый полицейский", быстро чередующиеся вопросы на засыпку, физическое насилие и т. д. Почти все кандидаты в результате терялись. В какой-то момент допрос неожиданно прекращался и кандидату говорили: "Теперь у нас предостаточно свидетельств того, что вы говорите неправду. Это факт". После чего ему с пафосом сообщали: "Ваше имя Джонс, не так ли? Нами принято решение, что это испытание, Джонс, вы провалили".

Затем провалившему испытание кандидату, терзаемому страхом и самыми дурными предчувствиями, велели подняться по лестнице в кабинет, где он попадал в теплую атмосферу сочувствия и соболезнования, резко контрастирующую с атмосферой, в которой проходил допрос. В этой ситуации многие кандидаты таяли и охотно раскрывали душу, начиная подробно рассказывать о своем детстве. Затем штатный психолог задавал им такой вопрос: "Как психологу мне интересно, случалось ли вам оказываться в подобных ситуациях в детстве, скрывая какие-то вещи от матери, когда она спрашивала вас о них?" Как правило, кандидат начинал наивно и патетично рассказывать о своей матери, потом о своих ранних сексуальных переживаниях и т. д. К тому времени УСС удавалось не только получить полный психологический портрет потенциального кандидата в агенты, но и подавить в нем остатки истинной силы воли, что позволяло манипулировать им и программировать его практически как угодно.

Самые недавние свидетельства применения этих методов промывания мозгов англо-американскими эсэсовцами были опубликованы 27 января в лондонской "Sunday Times". В статье под названием "Новая секретная служба" газета описывает используемые в спецназе армии США новые технологии подготовки офицеров к потенциальным допросам.

Четырехступенчатая программа промывания мозгов начинается с проверки чувствительности нервной системы участника эксперимента мельканием слов или символов, вспыхивающих на экране на доли секунды; следователи пытаются понять, что может быстрее сломать человека: физические пытки или содержание в одиночной камере в полной изоляции от окружающего мира. На второй стадии ломают самоидентификацию участника эксперимента, заменяя истинное Я на альтерэго, способное послужить прикрытием. Третья фаза предполагает резкую групповую атаку или сеансы самокритики, призванные еще больше сломить силу эго, оправдывая это имитацией устраиваемого врагом допроса. Наконец, на последнем этапе участник должен суметь одолеть детектор лжи, ще, в частности, используются сильные электрические импульсы, сопровождающие самые обыденные слова, произносимые следователем. Данная методика, имеющая очевидную ценность для подготовки агентов ЦРУ с промытыми мозгами, в легенде прикрытия описывается следующим образом: "Эти обыденные слова приобретают эмоциональный смысл для человека, которого готовят к выполнению определенного задания... И тогда в ходе вражеского допроса реакция человека будет выглядеть хаотичной и вводить в заблуждение"»22.

Новейшие системы и методы подготовки к допросам и промывания мозгов агентам использовались не только УСС и ЦРУ. В скором времени в Тавистоке были разработаны новые, еще более изощренные методы манипулирования человеческим сознанием. Для достижения цели промывания мозгов тавистокские специалисты использовали различные методы принуждения и гипноза, а также изменяющие сознание наркотики, и все это применялось в одном том же базовом формате: сначала человек подвергается сильнейшему физическому или психологическому стрессу, а затем этот стресс снимается. Под воздействием такого чередования стресса и облегчения объекты воздействия — будь то новобранцы в армии, новоиспеченные агенты спецслужб или население в целом — становятся особенно легко внушаемыми.

«Темная комната», которую изначально использовали для допросов в УСС, стала в буквальном смысле комнатой ужасов для новобранцев британской разведывательной службы МИ-6. Одно из таких секретных мест, предназначенных для осуществления специальных правительственных проектов, находилось в английском городе Солихалле.

Год 1979-й. Молодые новобранцы британской разведки, входящие в это здание, понятия не имеют, какой ад им там уготован. Они даже не представляют, пишет бывший агент МИ-6 Ричард Томлинсон, «что из них сделают рабов демонической программы манипулирования сознанием, разработанной Тавистокским институтом и используемой МИ-6 с санкции масонства Царственного свода».

Именно в Солихалле в 1979 году прибывшему туда для прохождения подготовительного курса 21-летнему новобранцу британской разведки Ричарду Томлинсону впервые показали фотографию Владимира Путина, которую доставил один из связных Олега Гордиевского. Гордиевский, высокопоставленный офицер КГБ, бежавший на Запад, принадлежал к числу масонов Царственного свода.

Подготовительный курс проводили Стелла Римингтон (МИ-5) и Джон Скарлетт из МИ-6, осуществлявший общее руководство учебными модулями. Для выпускников подготовительных курсов британской разведки Тавистокский институт разработал две программы:

1. Программа «М16 Beast» («Чудовище МИ-6»).

2. Программа «Smelly Cheeses» («Пахучие сыры»), сочетаемая с программой «Jonathan Livingstone Seagull» («Чайка по имени Джонатан Ливингстон»).

Так называемая «чудовищная» компьютерная программа позволяла контролировать мысли и чувства всех новобранцев как МИ-5, так и МИ-6 на протяжении всего учебного курса.

Одним из заданий, поставленных перед слушателями этого масонского курса в целях усиления контроля над их сознанием, была своеобразная версия охоты за сокровищами. Эта «игра» позволяла слушателям проявить их шпионские навыки и садистские наклонности. Учебный курс отчасти основывался на той игре, в которую древнеримские солдаты играли со своими узниками во время сатурналий. Называлась она «Via Dolorosa», и в ходе этой садомазохистской игры над новобранцами издевались примерно так же, как древнеримские солдаты над своими узниками.

Игра «Via Dolorosa» была разработана в Тавистоке, и программисты из британской разведки ставили новобранцев на грань жизни и смерти, чтобы добиться от них полного повиновения. Кроме того, это был способ отделить слабых от сильных. Программисты пытали новобранцев, стремясь сломить их дух. Агент, способный на неповиновение, допускающий возможность не исполнить приказ со стороны вышестоящих начальников, никому не нужен. Некоторые новобранцы так и не пришли в себя после этих испытаний. В символическом смысле это был процесс рождения, смерти и воскрешения. Этапы Крестного пути. Более того, чтобы усилить это программирование, многих слушателей впоследствии отвозили в Иерусалим, чтобы они прошли по реальной Виа Долороза и уподобились Христу.

Программа «Smelly Cheeses» представляла собой инсценировку фрагмента из романа Джерома К. Джерома «Трое в лодке, не считая собаки», опубликованного в 1889 году.

В главе 4 романа говорится о том, как важно во время путешествий, когда везешь с собой «пахучий сыр», ни к чему не прикасаться — даже по прибытии к месту назначения! Любой контрабандист больше всего беспокоится о безопасности своего груза (наркотиков или контрабанды) — и этим объясняется важность данного элемента программирования23.

В своей неофициальной, самоизданной автобиографии под названием «Золотая цепь» Томлинсон рассказывает о том, что «некоторые слушатели курса программирования после тренинга получали серию сильнейших электрических разрядов. При этом они должны были просто сидеть на стуле и смотреть в окно. Это называлось "релаксацией" для снятия стресса. Молодые люди сидели на стульях, скрипя зубами (нормальная реакция на электрошоковую терапию) и уставившись пустыми глазами в небо. В качестве фоновой музыки в такие минуты часто включали песню "Mr Blue Sky" в исполнении ELO — для "поднятия настроения", как им объясняли»24.

«Главный смысл программирования по программе "Smelly Cheeses" заключался в подготовке будущих агентов разведки к тому, чтобы они разъезжали по всему миру, исполняя различные миссии, в том числе проверяли находящиеся под британским контролем организации контрабандистов и наркоторговцев»25. Ни для кого ведь не секрет, что маршруты контрабанды алмазов из Африки и наркотиков из Азии создавались со времени основания Британской империи при самом непосредственном участии спецслужб.

Программа «Smelly Cheeses» реализовывалась параллельно с программой «Jonathan Livingstone Seagull». Почему? Целью являлась подготовка сотрудников, которые обучались «дальновидению» и засылались в разные страны, а затем возвращались домой, как домашние голуби, по первому зову программиста.

По части промывания мозгов специалисты из ЦРУ недалеко ушли от британской МИ-6. Однако в Центральном разведывательном управлении придерживаются несколько иного подхода, учитывающего «роль социальных факторов в изменении сознания агентов и приведении его в соответствие с потребностями управления». Другими словами, такие методы индивидуального промывания мозгов, как электрошоковая терапия или использование наркотиков, по своей силе воздействия — сколь бы велика она ни была — не идут ни в какое сравнение с силой внушения. Поэтому Риз и его партнеры исследовали самые потаенные глубины человеческого разума, применяя методику ассоциаций с мировой литературой, опирающуюся больше на образы и символику, нежели на инстинктивные влечения и психическую энергию. Идея этой ассоциативной теории заключалась в том, чтобы воссоздать воображаемый мир, описанный в каком-то литературном произведении, в сознании человека, таким образом используя искусство в аморальных целях. В руках Риза и других тавистокских специалистов эти методы стали испытательным полигоном для создания новых форм институционального психического манипулирования.