БИБЛИОТЕКА

Просмотров

Website Hit Counters

МИКРО-ЭЛЕМЕНТЫ БЛАГО И ЗЛО

СОДЕРЖАНИЕ

ЯДОВИТАЯ РАДУГА

Книга "МИКРО-ЭЛЕМЕНТЫ БЛАГО И ЗЛО"Французский журналист Ив-Ги Бурже пишет об удивительном суеверии одного из индейских племен, обитающих в Восточном Эквадоре:

«Саласаки боятся обыкновенной радуги... Проводник-индеец никогда не посмотрит в ту сторону. Ведь, по его понятию, «болезнь радуги» — самый страшный недуг, от которого страдают индейцы.

 

Его симптомы — постоянный страх, щемящее чувство в груди, неодолимое ощущение преследования...»

Такое угнетенное состояние порождается болезненной фантазией колдунов, помноженной на самовнушение. Но ядовитая радуга, правда, иная, есть и в просвещенном мире. Речь идет о красках, в которых присутствуют вредные для человека соединения тяжелых металлов.

Ядовитый спектр: киноварь (сернистая ртуть), красный сурик (йодистая ртуть) — краска, издавна употреблявшаяся живописцами; ее изготовляли в Египте еще 45 веков назад. Неаполитанская желтая (сурмянокислый свинец). Бриллиантовая желтая (сернистый кадмий). Хромовая желтая. Парижская зелень (уксусномышьяковая соль меди). Кобальтовая зеленая. Кобальтовая синь. Свинцовые белила.

 

Здесь приведена только часть токсических соединений тяжелых металлов, ценимых за яркость и сочность. Содержащая краски пыль неизбежно рассеивается в окружающей среде; она может попасть в организм вместе с пищей или при дыхании.

Зачинатель учения о профессиональных заболеваниях Бернардино Рамадзини в начале XVII в. писал: «Почти все художники, с которыми мне приходилось знаться, были хворыми из-за материалов, входивших в состав красок, каковые они постоянно обоняли и обращали в руках своих».

Из свинцовых красок особенно вредны свинцовые белила (карбонат свинца). В XIX в. они широко применялись

не только в живописи, но и как «бытовая» краска. Этой краской часто пользовался Франсиско Гойя — на ее основе он получал излюбленные сероватые тона.

Гойя тяжело болел. Он был разбит правосторонним параличом, лишился слуха, почти потерял дар речи, ему угрожала слепота. Его изнуряли припадки, головокружения, галлюцинации. Он вынужден был на несколько лет оставить живопись. Только крепкая крестьянская закваска помогла ему бороться с недугом.

 

Уильям Нидерланд из медицинского центра Нью-Йоркского университета в Бруклине полагает, что виной всему — свинцовая интоксикация. Гойя был одержим творчеством, его трудолюбие не знало предела, ведь он оставил после себя почти две тысячи полотен,— и свинец все время поступал в его организм. К тому же художник, может быть, был особенно предрасположен к свинцовому отравлению...1

Но больше всего страдали от свинцовых белил те, кто был занят на их производстве. В очерке Вл. Гиляровского «Обреченные» из цикла «Трущобные люди» описан быт рабочих свинцово-белильного завода купца-миллионера первой гильдии Копейкина в г. Верхневолжске. Под Верхневолжском подразумевается Ярославль.

«Работа легкая, часов шесть в сутки, есть вволю, место теплое...», вроде бы благодать по сравнению с 10— 12-часовым рабочим днем на других фабриках. Но белая свинцовая пыль постоянно витала в воздухе, а вся техника безопасности — тряпка, которой обвязывали нижнюю часть лица. Поэтому выдерживали всего два-три года. «Эх, братцы, какого человека свинец съел: ведь три года тому назад он не человек был — сила был: лошадь одной рукой садиться заставлял, по три свинки2 в третий этаж носил!.. А все свинец копейкинский. Много он нашего брата заел, проклятый, да и еще заест!» — с горечью говорит один из героев очерка.

Что касается уже упомянутой выше парижской, или швейнфуртской, зелени, то вот выдержка из 39-го тома энциклопедического словаря Брокгауза и Ефрона, вышедшего в свет в 1897 г.: «Еще в недавнее время веществами, содержащими мышьяк и отличавшимися красотой и яркостью красок, окрашивали главным образом зеленые ткани и наиболее распространенным веществом, подобного рода была так называемая швейнфуртская зелень... Ею красились главным образом легкие материи, употребляемые для бальных костюмов, затем — вуали, шелковые ткани, ленты, искусственные цветы и т. д.». Швейнфуртская зелень варилась вместе с крахмалом или альбумином. Потом этой смесью намазывались ткани без какой-либо протравы, которая могла бы закрепить краску. Поэтому краситель начинал осыпаться уже в руках швей, а затем и при носке одежды, попадая на тело. В таких случаях яд мог поступать прямо через кожу, особенно при наличии ссадин.

Н. А. Некрасов, описывая в «Кому на Руси жить хорошо» сельскую ярмарку, высказал какую-то интуитивную враждебность к применявшимся в пореформенной России тканевым красителям:

Пестро, красно кругом!

Штаны на парнях плисовы,

Жилетки полосатые,

Рубахи всех цветов;

На бабах платья красные...

А ситцы те французские —

Собачьей кровью крашены!

В России использование красок с примесью мышьяка было запрещено в 1867 г. Отказались от них и в других странах. В эти же самые годы американские фермеры начали применять швейнфуртскую зелень для борьбы с колорадским жуком. С тех пор былая краска для карнавальных костюмов служит для опрыскивания плантаций хлопчатника и плодовых культур и против малярийного комара.

Проблема «ядовитой радуги» не потеряла своей актуальности и в наши дни

Маленькие дети, как известно, все тянут в рот, в том числе кусочки штукатурки и краски, облупившейся со стен, а краски могут входить в спектр ядовитой радуги. В старой части г. Ист-Ориндж (штат Нью-Джерси) жилые дома были окрашены красками, в которых содержалось до 7 % свинца. При обследовании детей в ряде случаев было обнаружено увеличенное содержание свинца в крови, иногда до 60 мкг / 100 мл, что, как мы увидим позже,соответствует уровню профессиональной интоксикации.

В Англии краска для снятия отпечатков пальцев содержала ртуть, и это было причиной интоксикации криминалистов.

Иногда, впрочем, именно ядовитость красок считается их необходимым качеством. Подводные части кораблей защищают три слоя красок — грунтовочный, изолирующий и противообрастающий. Внешний слой содержит соединения меди, ртути, цинка, мышьяка, свинца, олова, губительные для водорослей и ракушек, которые были бы не прочь прикрепиться к корпусу судна.

Подсчитано, что общая площадь подводных частей судов всех флотов мира, окрашенных необрастающими красками, составляет около 110 кв. км. В морской воде эти краски постепенно разрушаются, и за счет этого одной только меди и ее соединений высвобождается около 5 тыс. т в год. По сравнению с общими запасами меди в Мировом океане — 4 млрд. т — эта величина весьма мала. К тому же даже локальное увеличение концентрации меди в морской воде не может быть заметным и по той причине, что корабли — вечные скитальцы, да и сам океан пребывает в постоянном движении. Поэтому необрастающие краски практически не оказывают неблагоприятного влияния на жизнь моря.

1 Но все-таки именно среди живописцев очень высокий по сравнению с другими профессиями процент долгожителей. В двухтомном «Словаре художников» Алекса Шенка, изданном в ФРГ, упомянуто около 800 живописцев, скульпторов и архитекторов всех времен и народов. Из них 137 — почти каждый пятый! — перешагнули 80-летний рубеж. Это можно объяснить постоянным общением с природой и теми положительными эмоциями, которые дает творчество. Кстати, и Гойя прожил 82 года.

2 Свинка — четыре пуда свинца.