БИБЛИОТЕКА

Просмотров

Website Hit Counters

ГУМАНИТАРНЫЕ АСПЕКТЫ ИНФОРМАЦИОННОЙ БЕЗОПАСНОСТИ

Конспект лекций

СОДЕРЖАНИЕ

РАЗДЕЛ 4. ИНФОРМАЦИОННОЕ ВОЗДЕЙСТВИЕ НА ЧЕЛОВЕКА И МАНИПУЛЯЦИЯ СОЗНАНИЕМ

Развитие информационного общества привело к доминированию информации над знанием. Фундаментальные знания подменяются мгновенными потоками информации, которые способны обработать только мощные автоматизированные интеллектуальные системы.

 

Успешность в информационном обществе определяется открытостью ко всему новому, изменчивостью вместе с миром. Информация о новинках становится потребностью и влияет на поведение. Становится интересен не сам человек, а его потребительские качества. На этом фоне возникает противоборство за умы людей, которое выражается в информационном воздействии на личность и общество.

Тема 4.1. Теории взаимодействия СМИ и общества

«Одна часть общества воздействует на другую его часть с целью оптимизации деятельности общества в целом, в частности — увеличения его социально-психологической сплоченности, его внутренней стабилизации, повышения уровня сознательности, уровня информированности и т.п.»

Тексты массовой информации нужно изучать, чтобы, во-первых, знать какой эффект они производят на людей, и, во-вторых, знать, как создавать такие тексты, которые произведут на людей наибольший эффект.

 

При этом конструктивная функция может в определенных случаях подменяться деструктивной. Например, в ситуации психологической войны целью общения является дестабилизация общества, его внутренняя разобщенность, дезинформация, нарушение оптимального функционирования.

«Акт общения, рассматриваемый под углом зрения его направленности на тот или иной запланированный эффект, т.е. с точки зрения его целенаправленности, может быть определен как психологическое воздействие»

Цель психологического в частности, речевого воздействия «как определенную организацию деятельности человека... Воздействуя на реципиента, мы стремимся «спровоцировать» его поведение в нужном нам направлении, найти в системе его деятельности «слабые точки», выделить управляющие ею факторы и избирательно воздействовать на них».

Методы воздействия по Леонтьеву А.А.:

• «Ввести в поле значений реципиента новые значения, т.е. сообщить ему такие знания о неизвестных ему элементах действительности, на основе которых он изменит свое поведение или, по крайней мере, свое отношение к этой действительности...

 

• Изменить структуру поля значений, не вводя в него новых элементов, т.е. сообщить реципиенту новую информацию об уже известных ему вещах, причем такую, которая объективно существенна для понимания этих вещей в их взаимосвязи, способна изменить представление реципиента об их взаимосвязи и, следовательно, его отношение к этим вещам (фактам, событиям, элементам действительности). В обоих случаях мы можем говорить о воздействии через информирование.

• Можно, наконец, не сообщая никакой объективно новой информации об элементах поля значений. изменить способ вхождения элементов значений в деятельность реципиента, изменить его отношение к окружающей действительности... Этот случай ... можно назвать воздействием через убеждение.»

В изучении влияния средств массовой информации на аудиторию существует три точки зрения:

• СМИ обладают неограниченным потенциалом воздействия на аудиторию, транслируемые образы некритически принимаются индивидами;

• воздействие СМИ на аудиторию опосредовано референтными группами и биографически детерминированной ситуацией индивида, роль СМИ в определении реальности слабо поддается изучению;

• СМИ определяют значимость повседневных событий, не столько что думать, сколько о чем, т.е. СМИ задают «вектор» интерпретаций, а не сами интерпретации.

20-30-е годы прошлого столетия

На первом этапе научных исследований СМИ предполагалось, что массовая коммуникация обладает очень большими возможностями воздействия. Подобные представления были господствующими в 20-30-е годы прошлого столетия.

Идея всемогущества СМИ возникла неслучайно, предпосылкой практического характера была агитационная деятельность СМИ в период первой мировой войны: при помощи листовок, военной кинохроники, постеров, наклеек и т.д. СМИ воздействовали на аудиторию почти с максимальной эффективностью. В результате, в глазах исследователей СМИ сложился образ аудитории как пассивного объекта манипуляции СМИ, который не может противостоять изощренному влиянию пропаганды. Теоретической предпосылкой идеи неограниченного влияния СМИ явились взгляды бихевиористов с известным принципом: «стимул — реакция». В соответствии с ним эффекты представляют собой специфическую реакцию на специфические стимулы. Поэтому можно ожидать и предсказывать наличие тесной взаимосвязи между событием и реакцией аудитории. Сообщение СМИ выступало в роли стимула, а соответствующие эффекты — в качестве реакции.

• Поведение индивида рассматривалось только как реакция на «стимульный материал», предоставляемый внешней средой. При этом внутренняя мотивация не принималась во внимание;

• Общество с бихевиористских позиций представляло собой совокупность практически несвязанных друг с другом «атомизированных» индивидов, поведение которых не опосредовано сложными социальными связями, соответственно влияние СМИ считалось «прямым», не имеющим посредников, и которому индивид противостоять не в силах.

Исследования эффектов и воздействия СМИ на аудиторию выросли из книги американского журналиста Г.Лассуэла «Техника пропаганды в мировой войне», в которой проанализирован правительственный процесс управления общественным мнением. Выведенная исследователем формула процесса коммуникации ярко отражает взгляд на аудиторию как на объект воздействия: «Кто? Что? Как? С каким Эффектом?» Аудитория рассматривалась Г.Лассуэлом как пассивное образование, слепо воспринимающее сообщение. Исходя из этого, он сравнивал эффекты, производимые СМИ, с эффектом подкожной иглы», как впрыскивающей аудитории необходимое отношение к действительности, которое влекло за собой соответствующие реакции и поведение.

Важнейшую роль сыграла работа У.Липпмана «Общественное мнение». Липпман впервые сформулировал многократно с тех пор повторяющийся тезис о том, что большая часть мира находится за пределами достижимости человека (beyond our reach), поэтому человек в принципе не в состоянии осуществить верификацию тех сведений, которые доходят до него через СМИ, а потому он вынужден просто доверять им. Это дает СМИ почти неограниченные возможности по созданию в сознании людей псевдокартины мира. Для ориентации в недоступном для нас мире мы прибегаем к помощи газет и других СМИ, где информация, большей частью, носит заведомо упрощенный, стереотипизированный характер. Человек не всегда способен своим умом дойти до «самой сути» и выработать отношение к происходящим где-то далеко событиям, или слишком сложным, или не затрагивающим наш повседневный опыт, а потому с легкостью принимает схематичное изображение объектов «сложной конфигурации». Рядовой член общества готов уделить совсем немного своего времени и внимания происходящему в недоступном ему мире. Чаще всего в такой ситуации он пользуется ассоциативным мышлением, а не логическим, поэтому манипуляции словами остаются незамеченными. В результате вокруг сложных социальных явлений складывается комплекс устойчивых ассоциаций, «картинки в голове», стереотипы.

Концепции опосредованного воздействия СМИ на аудиторию (40-50е годы)

Исследователи Йельского Университета под руководством К.Ховланда пришли к выводу о том, что массовая коммуникация воздействует дифференцированно («психодинамическая модель»), структура психики индивида опосредует воздействие СМИ. Поскольку индивидуально-личностные черты представителей аудитории являются неодинаковыми, то и стимулирующее воздействие сообщений оказывается различным. Эмпирические исследования были направлены на изучение определенных типов личности с различной степенью склонности к «внушаемости». В центр внимания исследователей встало не само сообщение, а совокупность опосредующих факторов индивидуального восприятия.

Группа исследователей Колумбийского Университета во главе с П.Лазерсфельдом зафиксировали две важные для дальнейшего изучения СМИ тенденции.

• Массовая коммуникация не является основным источником информации (в частности политической, восприятие которой изучалось этой группой ученых).

• Информация радио, печати и т.д. зачастую попадает к лидерам мнений и уже затем к менее активным группам населения. Эти группы являются генераторами общественного мнения.

При рассмотрении выводов этих авторов для нас важно отметить, что трансляция мнений чаще осуществляется не СМИ, а ближайшим окружением индивида, и также опосредована лидерами мнений. Индивиды, включенные в социальные группы, находятся во взаимодействии, и стимулы, посылаемые СМИ аудитории, опосредованы не только особенностями индивидуального восприятия, но и социальным контекстом.

Дж. Клаппер отмечал, что СМИ скорее укрепляют существующие у индивида установки, нежели изменяют или формируют новые. Возможны две ситуации, когда аудитория склонна к некритическому восприятию мнения, транслируемого СМИ:

• «факторы-посредники» себя не проявляют: не существует групповых взглядов, и потому индивид принимает без критики взгляды, диктуемые СМИ, мыслит упрощенно, по шаблону;

• «факторы-посредники» «расшатывают» устоявшиеся взгляды и тем самым склоняют индивида принять стереотипизированное суждение из-за «ситуации неопределенности».

Клаппер Дж. отмечал, что СМИ воздействуют с наибольшей эффективностью в тех случаях, когда аппелируют к сложившимся стереотипам, и новой информацией закрепляют их, актуализируют под влиянием нового контекста. Защитные механизмы человеческой психики выбирают в потоке информации ту, которая соответствует изначальной предрасположенности индивида, его сложившимся взглядам. Соответственно, возможности СМИ в формировании мнения ограничены: возможно лишь малое изменение существующих взглядов, а чаще происходит «привязывание» существующих убеждений к новым социальным явлениям и социальным объектам.

Данные концепции вызвали ряд сомнений у ученых:

• деление на «лидеров мнений» и пассивных реципиентов не постоянно, постепенно появляются новые «лидеры мнений»;

• «лидеры мнений» не являются в собственном смысле слова «производителями идей», они скорее являются наиболее активными их распространителями;

• влияние СМИ может быть и прямым, в зависимости от сложности сложившейся ситуации.

Значительное увеличение доли рекламного бюджета в финансировании масс-медиа способствовало изменению представлений о функционировании СМИ как социального института. Аудитория СМИ из пассивного реципиента превратилась в товар, который СМИ предлагают рекламодателям. Залогом успеха медийной индустрии стало точное знание аудитории медиа, основанное на ее постоянном изучении. Содержание СМИ перестало рассматриваться только как способ воздействия на аудиторию, а, прежде всего, как способ привлечения и удержания аудитории. Самим фактом выбора из множества каналов коммуникации данного канала аудитория воздействует на медиа. Если СМИ расплачиваются с рекламодателем аудиторией, то аудитория в свою очередь расплачивается своим редким ресурсом — свободным временем. Все масс-медиа нуждаются во внимании и времени аудитории, хотя и отличаются друг от друга по степени вовлеченности аудитории в потребление информации.

Пресса — это канал, требующий наибольшего внимания аудитории, поскольку чтение — тот род занятий, который ни с чем почти нельзя сочетать, должна существовать определенная привычка к чтению, лояльность аудитории к данному средству коммуникации. Этот факт обуславливает то, что пресса в наибольшей степени заинтересована в определенном составе своей аудитории, ориентирована на аудиторию.

Подход к аудитории как активному средству массовой коммуникации отразился в нескольких теоретических концепциях:

• «установление пунктов повестки дня»;

• «спираль молчания»;

• «зависимости эффектов массовой коммуникации».

Формирование пунктов повестки дня

Эмпирические исследования показали, что наибольшее влияние СМИ оказывают на аудиторию в сфере информирования, другими словами в установлении пунктов повестки дня. Как отмечали исследователи, аудитория узнает не столько о самих событиях, сколько о степени их важности на сегодняшний день. Среди широкого круга проблем те, которые получают наибольшее освещение в СМИ, в течение конкретного временного интервала оказываются более знакомыми, и, следовательно, более значимыми.

ИНФОРМАЦИОННАЯ ПУШКА "ВИКИЛИКС"

Исследования предпочтений аудитории показали, что именно газеты и журналы являются аналитическими «навигаторами» в безбрежном мире новостей и мнений.

Если телевидение — канал, привлекающий массовую аудиторию, главная задача которого — развлекать, то газеты и журналы ориентируются в первую очередь на запросы аудитории в информации, политических дискуссиях и мнениях (конечно, нельзя упускать из виду, что газеты и журналы также ориентированы на развлечение, но эта задача вторична).

Если телевидение направлено на оперативное информирование, то пресса — на аналитическую переработку информации. Цикл жизни новости в прессе значительно длиннее, поскольку читатель может передавать печатную копию из рук в руки. Пресса задает вектор наиболее актуальных проблем. Таким образом, СМИ (пресса), заинтересованы в привлечении не просто массовой, но специализированной аудитории, определяют не столько - что думать, сколько — о чем.

«Спираль молчания»

Данная концепция была предложена Э.Ноэль-Нойман. Исследователь предположила взаимосвязь между массовой коммуникацией, межличностной и тем, как индивид соотносит свое мнение с мнениями других. Было выявлено, что большинство людей стремятся свести к минимуму такие ситуации, в которых индивид является единственным носителем определенных взглядов, т.е. когда его мнение никто не разделяет. Эта социально-психологическая особенность мышления приводит к тому, что люди предпочитают скрывать то, что противоречит сложившимся мнениям «большинства», т.е. взглядам, транслируемым в СМИ (так как уже выяснено, что СМИ задают повестку дня). Придерживаясь данной концепции можно сделать вывод, что мнения, господствующие в тот или иной момент (т.е. актуализированные в сознании индивидов), есть прямое следствие воздействия массовой информации, поскольку мнения, не задействованные в СМИ, открыто не высказываются.

СМИ, ориентированные на элитные группы общества, стремятся «обнаруживать» замалчиваемые темы, тем самым, демонстрируя больший доступ и контроль над информацией, привлекая аудиторию «эксклюзивностью информации», соответственно, массовые СМИ заинтересованы в транслировании типичных суждений.

Модель зависимости эффектов массовой коммуникации

В середине 70-х годов исследователями Болл-Рокичем и ДеФлюром была предложена модель, учитывающая структурные условия общества, в которых реализуется массовая коммуникация. Основную идею этой концепции можно выразить следующим образом: люди попадают в зависимость от средств массовой информации в том случае, когда общество находится в состоянии изменений, конфликтов и нестабильности.

Тогда СМИ могут максимально реализовывать одну из своих главных функций — информировать, они оказывают наибольшее воздействие на аудиторию; возможность проникновения мнений, транслируемых СМИ, в сознание аудитории наиболее велика в состоянии «неопределенности».

Универсальное явление, которое заражает все СМИ в ситуации неопределенности — «поиск врага», именно такой способ подачи информации усиливает сенсационность содержания, ведущую к максимизации и расширению массовой аудитории.

Альтернативные тенденции: таблоидизация и специализация масс-медиа

Рост рынка СМИ, потребность привлечения и удержания аудитории заставляли масс-медиа проводить серии исследований аудитории: ее социально-демографических, социокультурных характеристик, потребностей и мотиваций к чтению, просмотру и прослушиванию масс-медиа. Содержание и способы коммуникации корректировались в зависимости от коммуникативных запросов аудитории, от того, на достижения внимания какой целевой группы направлен канал. Длительное время считалось, что разнообразие рынка СМИ приводит к разнообразию содержания медиа: каждый из каналов ориентируется на свой сегмент аудитории и подает информацию в характерном для данного канала ключе. Однако, поскольку условием существования СМИ стали «продажи» аудитории, то каждый из медиа каналов ориентировал свою деятельность на максимизацию аудитории.

СИНДРОМ ИНФОРМАЦИОННОГО ИММУНОДЕФИЦИТА. МАНИПУЛЯЦИЯ СОЗНАНИЕМ ЧЕЛОВЕКА

Многочисленные исследования аудитории позволили вывести формулу максимально востребованного содержания: привнесение развлекательного элемента в содержание информации самого серьезного уровня — новости, бизнес, политика должны развлекать аудиторию.

Большое количество информационных каналов и информационных запросов аудиторий не привели к дифференциации содержания. Напротив, появилась тенденция к его унификации. Высказывать какие-либо взгляды, противоречащие взглядам большей части потенциальной аудитории, оказалось невыгодно экономически, «спираль молчания» имела оборотной стороной «среднее мнение» — мнение, востребованное массовой аудиторией.

В наибольшей степени данный эффект отразился в печатных СМИ: «сенсационное, легкое содержание + значительный объем рекламы + недорогое распространение и цена» стало формулой содержания печатных СМИ в Великобритании и Америке, получивших наименование «таблоид». Таблоиды изначально — это газеты формата А3, основу содержания которых составляют: скандалы, криминальные события, преступления, заметки о жизни знаменитостей, новости спорта и новости индустрии развлечений. Главная функция содержания таблоида — развлекательная. Другой характерный признак таблоида: крупные фотографии, составляющие более 60% печатной площади, и броские заголовки. Постепенно термин таблоид стал синонимом любого неаналитического, рассчитанного на массовую аудиторию медиа.

Причина таблоидизации СМИ в том, что серьезные публикации новостей требуют больше производственных ресурсов: времени на подготовку печатного номера, опытных репортеров, и главное — менее востребованы массовым читателем. Таблоидизация приводила к сужению спектра освещаемой действительности, сужению «пунктов повестки дня», упрощению текстовых форм подачи информации, усилению иллюстративности, фамильярности, провокационности, скандальности подачи материала.

Параллельно таблоидизации медиа другой процесс определял развитие СМИ: традиционные средства массовой коммуникации, обращенные к массовой аудитории, стали совершенствовать содержание, делая его более аналитическим, формируя лояльность аудитории.

В Норвегии, Великобритании, США появился особый тип газет — еженедельная воскресная газета, в которой анализировались все мировые и внутриполитические события, произошедшие за неделю; далее увеличивается количество узко сегментированных еженедельных журналов о политике, экономике, бизнесе и финансах. Неуспевающие ежедневно читать газеты внимательно социальные группы, заинтересованные в аналитической информации, привлекаются еженедельной и ежемесячной прессой.

Специализация, появление узкоформатных СМИ, стремящихся не к максимизации аудитории, а к повышению ее лояльности, привели к формированию постоянных редакционных способов информирования, зависящих не от «потребы дня», а лишь от запросов аудитории. Специализированные СМИ ограничивались освещением очень узких сегментов реальности и игнорировали любую сенсационную информацию, не являющуюся предметной сферой освещения для данной целевой группы.

Тенденции освещения экстремальных событий в СМИ. Способы привлечения массовой и специализированной аудиторий

Способы привлечения массовой аудитории составляют основу функционирования современных СМИ. Период, когда можно было говорить о неограниченном влиянии СМИ на реципиента, прошел. Связано это, прежде всего, с тем, что рынок СМИ переполнен, и не СМИ «формируют» читателя, а читатель формирует СМИ, выбирая из множества коммуникативных источников наиболее близкие своей ментальности. Общество разделилось на слои, потребляющие различные типы информации. Представители этих слоев имеют очень мало шансов на взаимопонимание. Для того чтобы обеспечить группу влияния СМИ стремятся повлиять не на общественность в целом, а на определенные слои, подбирая соответствующий жанр и способ подачи информации.

ВИДЕО - ЛЕКЦИЯ: ИНФОРМАЦИЯ и ЕЕ РОЛЬ В СИСТЕМЕ ОБРАЗОВАНИЯ ЧЕЛОВЕКА

Кроме того, существует специфическая прослойка журналистов, имитирующих в своих статьях и репортажах принадлежность к той или иной социальной группе, нарочито демонстрирующих свою близость к ней за счет использования специфического построения фраз, лексикона, стиля одежды и поведения. Журналисты, относящиеся к этой группе, часто прибегают к использованию техники адаптации, зачастую упрощая суть проблем и процессов, протекающих в обществе.

Однако существуют универсальные техники увеличения охвата СМИ, позволяющие привлечь как массовую аудиторию, так и максимизировать охват в узкой социальной группе: это подача сенсационных сообщений и развлекательный характер любого типа информации — т.е. средства эмоционального воздействия на аудиторию. Применение таких техник имеет следующие социальные последствия:

• искусственное создание сенсаций, погоня за новостями;

• создание из любой социальной проблемы шоу, зрелища, которое развлекает аудиторию.

Требование максимально оперативной подачи информации, требование «делать» новость становится одним из доминирующих. Техническая вооруженность СМИ сегодня позволяет в кратчайшие сроки доставить информацию до потребителя. Однако при этом собственно процесс анализа информации так и не подвергся автоматизации, и его темпы определяются лишь «быстродействием» головы аналитика. Как следствие, новости, минуя этап осмысления журналистом, поступают на информационный конвейер — в тираж, в эфир. Издания, агентства новостей, иные участники информационного рынка, сознавая, что информация остается информацией лишь до тех пор, пока несет новые сведения, незамедлительно сообщают потребителю обо всем, что стало известно.

Следствием погони за скоростью предоставления информации становится нежелание и неспособность оценить достоверность освещаемых событий и осуществить прогноз социальных последствий такого освещения.

Новости, которые пользуются наибольшей популярностью у массовой аудитории — это сообщения о катастрофах, кризисах, терактах, — т.е. такие сообщения, которые прерывают повседневный ход событий, приковывают внимание аудитории своей экстраординарностью.

Поиск сенсаций и развлечений масс-медиа порождает такое социальное явление как «моральная паника». Нагнетание моральной паники направлено на актуализацию потребности в информировании, уравнивание различных целевых групп перед ситуацией принципиальной неизвестности, неопределенности перед лицом катастрофы. Суть моральной паники состоит в том, что аудитория длительное время находится под воздействием сообщений СМИ и проходит как бы три стадии реагирования:

• осознание опасности,

• поиск врага,

• концептуализация будущего.

Моральная паника развивается следующим образом: как только возникают какие-то опасные ситуации, которые могли бы и не быть замечены аудиторией, СМИ фокусирует на них внимание, обеспечивая читателей, зрителей, слушателей документальными свидетельствами надвигающейся катастрофы, придает ей масштабность и тотальный характер наступающей угрозы. Случившиеся события в репортажах преподносятся в устрашающем виде, описываются крайне угрожающе, любым деталям приписывается глубоко символический характер. Даже если аудитория не проникается чувством экзистенциального страха, появляется неясное, смутное чувство тревоги: «что-то должно быть с этим сделано», «когда это кончится?», «это не может продолжаться бесконечно».

Социально-психологические особенности восприятия определенных типов ситуаций облегчают конструирование ситуации угрозы. Технология нагнетания «моральной паники» состоит в следующем.

Информация о надвигающейся угрозе подается единым потоком, с преобладанием эмоционально-изобразительных средств. Далее создается искусственный дефицит времени, чтобы аудитория не могла уловить какую-то определенную тенденцию, и не было времени ее искать. Репортаж с места событий, хроника — приемы включения аудитории в сенсацию. Снижение восприятия фактического материала достигается подачей такого количества новостей, когда становится невозможным осуществить их сортировку. Чем больше дается различных комментариев, противоречивых мнений, чем сильнее эмоционально заряжен материал, тем ниже уровень критического восприятия. Это связано с тем, что человек просто не успевает сравнить, проанализировать разные точки зрения и заражается общим эмоциональным фоном новости. Чувство угрозы, опасности превращается в эмоциональную доминанту.

Следующая фаза моральной паники — поиск врага. Журналисты начинают предлагать целый набор интерпретаций того, что случилось, и кто за все несет ответственность. СМИ выполняют функцию рационализации, направляя негативные эмоции аудитории на конкретные социально-политические фигуры. Поиск врага — главный период в нарастании паники, чем дольше СМИ ищут виновного, чем более неясен источник угрозы, тем дольше в обществе сохраняется паника, тем дольше держится зависимость аудитории от сообщений СМИ.

Человек, как известно, склонен придавать решающее значение информации, поступившей первой. Первое упоминание о причине случившейся катастрофы становится доминирующим, анонимный источник угрозы материализуется в образе реального врага. Чем чаще повторяется однотипная информация, тем больше ей доверяет аудитория, узнаваемость сообщения принимается за его истинность. Для телевидения частота повторения достигается многократным повторением новостных блоков.

Особенно легко аудитория реагирует на сенсацию, если новостной блок прерывает идущие согласно программной сетке передачи и повторяется с высокой частотой.

Убеждение массовой аудитории в существовании врага часто осуществляется методами привлечения экспертного мнения и мнений большинства:

• экспертное мнение: специалисты приводят аргументацию на профессиональном сленге, недоступном массовой аудитории, а вывод из экспертного мнения звучит в общедоступном, подчас, упрощенном виде;

• мнение большинства: некорректные обобщения «все так считают», «ни у кого не вызывает сомнений», «всем известно...»;

• мнение большинства вызывает конформное поведение, поскольку в ситуации неопределенности человек склонен полагаться на мнение группы.

Убеждение в существовании врага специализированных аудиторий в каждом случае строится по уникальной схеме. Однако три приема используются в журналистской практике достаточно часто:

• метод исторических аналогий: исторический анализ традиционно считается формой глубокой проработки информации, направленной на интеллектуальную, эрудированную аудиторию. Однако в человеческой истории можно обнаружить множество событий, которые соответствуют запросам текущего дня. В истории можно найти любой факт, к тому же исторические аналогии способствуют активизации определенных стереотипов в отношении исторических деятелей и программируют тем самым поведение аудитории.

• метод плюрализма: интеллектуальным кругам важно получать все существующие точки зрения, мнение различных социально-профессиональных групп. Имитация плюрализма состоит в том, что нежелательное мнение приводится в опровергающем контексте: «хотя, однако, в то время», либо дается с очень низкой относительно доминирующей линии частотой.

• метод фактизирования: образованные слои, как правило, оказывают большее доверие цифрам, документальным источникам, результатам научных исследований. Метод фактизирования состоит в вырывании цифр из первоначального контекста и заведомо ложной их трактовке, приведении документальных свидетельств только в одном ключе (документы только одной стороны конфликта), научные выводы популяризуются и привязываются к новому контексту.

Третья стадия — «прогнозирование»

СМИ стремятся дать определение того, что именно угрожает обществу. Мнения, транслируемые на аудиторию, касаются уже не столько настоящего, сколько будущего. Ощущение опасности интенсифицируется, если СМИ увеличивают негативные социальные прогнозы. Чем в более негативном свете обрисовано будущее, тем острее воспринимается проблема, тем больше ненависти вызывает враг. В результате появляются группы возмущенной общественности, которые начинают действовать по указке СМИ.

Существует механизм «накопления» памяти о прошлых моральных паниках: воздействие предыдущей моральной паники от сходной социальной проблемы усиливает восприятие каждой последующей, если что-то напоминает аудитории источник прошлой угрозы, реакция на «врага» формируется мгновенно.

Анализируя последствия освещения СМИ экстремальных ситуаций, исследователи отмечают различие в реакциях массовой аудитории (аудитории телевидения) и специализированной аудитории (аудитории прессы).

СОЦИАЛЬНЫЕ СЕТИ, КАК МАНИПУЛЯТОРЫ ОБЩЕСТВЕННЫМ СОЗНАНИЕМ

Воздействие на массовую аудиторию направлено на эмоциональную компоненту восприятия, сильное эмоциональное воздействие от видеоряда, не подкреплено рациональными объяснениями. Оно побуждает людей к активным действиям — активному обсуждению, организации митингов протеста и т.д. Однако оказываемый эффект был достаточно краткосрочным: через две недели активные реципиенты забывали о случившемся, эффект «моральной паники» не длился долго.

Воздействие на специализированную аудиторию направлено на познавательную компоненту восприятия: детализированное описание и большей частью аналитическое освещение событий. Такое воздействие проявлялось во внутренней трансформации образа «врага», т.е. в формировании убежденности по поводу причин социальной проблемы. В то время как массовая аудитория интересовалась в большей степени следствиями социальной угрозы и прогнозами, аудитория специализированная проявляла интерес к причинам события и решениям, которые предпримут органы власти.