БИБЛИОТЕКА

Просмотров

Website Hit Counters

ФЕНОМЕН КОНЦЕПТУАЛЬНОЙ ВЛАСТИ: СОЦИАЛЬНО-ФИЛОСОФСКИЙ АНАЛИЗ

Солонько Игорь Викторович

СОДЕРЖАНИЕ

ГЛАВА 3. ПЕРСПЕКТИВЫ СТАНОВЛЕНИЯ РУССКОЙ КОНЦЕПТУАЛЬНОЙ ВЛАСТИ В ЭПОХУ ГЛОБАЛИЗАЦИИ

3.1 РУССКАЯ ЦИВИЛИЗАЦИЯ В ГЛОБАЛИЗИРУЮЩЕМСЯ МИРЕ

Монография " Феномен концептуальной власти: социально-философский анализ "В глубоком прошлом человечества для многих поколений людей мир оставался технологически неизменным на протяжении столетий. Но при этом каменный век, самый длительный в истории (палеолит, мезолит и неолит), продолжался дольше, чем бронзовый, а бронзовый век — дольше, чем железный.

 

Постепенно в процессе обновления технологий (закон ускорения социального времени)375 сокращался срок жизни очередной технологии. Ее замена на аналогичную, более совершенную, требовала от людей своего профессионального развития. В середине XX века период жизни технологий сравнялся с продолжительностью активной жизни человека, он стал примерно равен периоду смены человеческих поколений (по биологическому времени). Это вызвало всплеск социальных потрясений376 в обществе. Произошла смена логики социального поведения в массовой статистике.

 

Сущность этого явления сводится к тому, что если прежде период обновления господствующих на земном шаре технологий значительно превосходил по длительности период смены поколений людей, то около середины XX века он сравнялся с неизменным периодом обновления поколений людей (около 25 лет), а уже в конце XX — начале XXI века за время активной жизни одного поколения людей происходит смена нескольких технологий одного и того же предназначения на более совершенные новые.

375 См.: Абдеев Р. Ф. Философия информационной цивилизации: Системно-кибернетический подход и причинно-следственные связи [Электронный ресурс] / Режим доступа: http://society.polbu.ru/abdeev_informphilo/ch13_ii.html, свободный. — Загл. с экрана.

376 В течении узкого по историческим меркам промежутка времени (50 лет или время активной жизни двух человеческих поколений) с 1913 по 1963 года XX века произошли две мировые войны, Социальные революции по всему миру, крах мировой колониальной системы и т. д.


 

Сейчас каждый человек может заметить, что за время его активной жизни меняется несколько технологических поколений как в техносфере, так и в социальной сфере. По сути, впервые за историю человечества социальное время обгоняет биологическое время: частота социальных процессов опережает частоту биологических процессов в обществе. Графически смена логики социального поведения в массовой статистике жизни общества представлена на Рис. 4 377.

В чем же заключается содержание смены логики социального поведения в обществе.

ИНФОРМАЦИЯ и ЕЕ РОЛЬ В СИСТЕМЕ ОБРАЗОВАНИЯ ЧЕЛОВЕКА

Прежде всего, это выражается в необходимости учиться учиться, так как профессиональные знания быстро устаревают. В свою очередь, это влияет на методику освоения и поиска необходимой информации. Смена логики социального поведения в обществе привела к тому, что надгосударственным структурам становится все труднее управлять современными социальными процессами. Одновременно с этим в обществе нарастает тенденция к увеличению количества и качества претендентов на управление теми процессами, которые ранее были зоной исключительных интересов узкого круга лиц, претендующих на безраздельное мировое господство. Косвенным подтверждением этого является тенденция усиления многополярности в глобальной политике.

377 Ефимов В. А., Солонько И. В. и др. Основы бескризисного государственного управления в эпоху глобализации: учебное пособие. — СПб.: СПбГАУ, 2009. — С. 9.


СМЕНА ЛОГИКИ СОЦИАЛЬНОГО ПОВЕДЕНИЯ

Глобальный исторический процесс. Смена логики социального поведения в обществе

Рис. 4. Смена логики социального поведения в обществе

А. А. Зиновьев 378 считает, что во второй половине XX века произошел перелом в самом типе эволюционного процесса: степень и масштабы сознательности исторических событий достигли такого уровня, что стихийный эволюционный процесс уступил место проектируемой и управляемой эволюции. С нарастанием тенденции смены логики социального поведения в массовой статистике устойчивость толпо-элитарного устройства общества снижается. В перспективе общество сменит существующую концепцию жизнестроя на новую, более соответствующую уровню развития общества.

Современные шведские исследователи Ян Зодерквист и Александр Бард в своей книге «Ыегократия: Новая правящая элита и жизнь после капитализма» 379 утверждают, что с развитием технологий Интернета «приходящее в упадок государство заменяется надгосударственными образованиями в политике, экономике и культуре», которые являются проявлением Netократии — нового социального властного феномена, основанного на контроле сетей и способностях быстро адаптироваться в постоянно изменяющемся мире.

СОЦИАЛЬНЫЕ СЕТИ. МАНИПУЛЯЦИЯ СОЗНАНИЕМ

Эта оригинальная концепция трактует «сетевых кураторов» как носителей власти в посткапиталистическом обществе, но при этом игнорирует важнейший тезис о том, что любые технологии всегда стояли на службе у концептуальной власти, а те, кто обслуживают эти технологии (т. е. «сетевые кураторы»), не являются носителями концептуальной власти.

378 Зиновьев А. А. Глобальное сверхобщество и Россия. — Минск; М., 2000. — С. 70.

379 См.: Бард А., Зодерквист Я. Ыетократия: Новая правящая элита и жизнь после капитализма. — СПб.: Стокгольмская школа экономики, 2004.


Сегодняшнее время часто называют веком глобализации, хотя современные исследователи380 считают, что «даже самый поверхностный анализ дает нам полное право считать глобализацию основным процессом последних 500 лет истории человечества»381. Процесс глобализации является сложным социокультурным феноменом, а поэтому имеет множество трактовок среди специалистов.

Исследователи чаще всего глобализацию трактуют как новый уровень экономической интегрированности и взаимозависимости мира, считая, что «глобализация — совокупность всех процессов, посредством которых происходит инкорпорация населения планеты в единое мировое сообщество, Глобальное сообщество» 382. Началу третьего тысячелетия присуще как единство финансового рынка, так и борьба за финансовую многополярность. В рамках этого конфликта акторы мировой политики взаимодействуют и конфликтуют друг с другом для реализации своих геополитических интересов. Процессы трансформации, подавляющие общепринятые национально-государственные структуры, усиливают взаимосвязь между экономиками. Как отмечает Дж. Розенау, «японские фирмы могут главенствовать в электронных отраслях промышленности, религиозные фанатики могут контролировать политику тех или иных регионов, Нью-Йорк контролирует финансовый мир, сверхдержавы могут пользоваться непропорционально большим, чем другие страны, влиянием в силу обладания арсеналами ядерного оружия, а англоязычные страны — в силу распространения английского языка во всем мире.

380 См.: Никонов А. П. Кризисы в истории цивилизации. Вчера, сегодня и всегда. — М.: ЭНАС; СПб.: Питер, 2010. — С. 198-222 и др.

381 См.: Игнатов А. А. Стратегия «глобализационного лидерства» для России: Первоочередные непрямые стратегические действия по обеспечению национальной безопасности // «Независимая газета». 07.09.2000 г.

382 The Globalization of World Politics: An Introduction to International Relations // еd. By J. Baylis, St. Smith. — Oxford, 1997. — P. 9.


Однако влияние каждого из этих факторов ограничено определенной сферой и поэтому невозможно конвертировать в гегемонию в мировом масштабе» 383.

Иной подход к выявлению сущности глобализации выражает современный отечественный философ Валерий Щегорцов: «В настоящее время сложилась мощная международная оргструктура по продвижению этого доминирующего глобального проекта. Фактически эта структура, некий „глобальный клуб", отражает интересы руководства ведущих экономически развитых стран и крупных транснациональных корпораций и оказывает сильное влияние на характер происходящих в мире событий, во многом предопределяя кажущиеся внешне объективными тенденции, формируя контуры современной и будущей мировой экономики. Концентрация транснационального капитала и производства (ТНК сегодня контролируют более половины оборота мировой торговли и финансов, наиболее прибыльные отрасли экономики разных стран) достигла качественно нового уровня, что позволяет говорить о становлении нового мирового порядка как новой реалии нашего мира.

АЛХИМИЯ ДЕНЕГ

Доминирование ядра мировой экономической системы закрепляется политически — путем установления международным финансовым капиталом, транснациональными корпорациями и международными организациями внешнего контроля над институтами государственной власти тех или иных периферийных стран и при необходимости их последующего демонтажа, замены международными институтами, руководствующимися международным правом, а не национальным законодательством.

383 Rozenau J. Turbulence in World Politics. — London, 1990. — P. 289.


По своей сути реализуемый ныне проект „однополярной глобализации" представляет собой некую новую эпоху колониальных завоеваний, новую форму передела мира, прикрываемую псевдодемократической фразеологией. Можно даже утверждать, что глобализация — это процесс захвата мировой политической власти транснациональной финансовой олигархией и связанной с нею международной бюрократией» 384.

Петербургский политолог Л. В. Сморгунов 385 считает, что глобализация как тенденция экономического, социального, политического и культурного развития возникает из взаимного пересечения ряда процессов и противоречий, захватывающих государства, народы, местные сообщества, отдельных людей. В общем и целом к таким процессам он относит «американизацию», контрколонизацию, экологизацию, космизацию и информатизацию. Социальные философы И. Ф. Кефели и О. В. Плебанек386 трактуют глобализацию как процесс формирования некоего «мирового общества», выходящего за национально-государственные границы и обретающего общие экологические, социально-культурные, политические, экономические и цивилизационные характеристики.

384 См.: Щегорцов В. Глобализация и безопасность России // «Красная звезда». — 2005. — 9 сент.

385 См.: Сморгунов Л. В. Политическое управление в глобализирующемся мире // Перспективы человека в глобализирующемся мире / под ред. В. В. Парцвания — СПб.: Санкт-Петербургское философское общество, 2003. — С.148—159.

386 Кефели И. Ф., Плебанек О. В. Цивилизационная парадигма в контексте философии глобализма // Философские науки: спец. вып. «Филос. Петербург»: прил. к журн. «Филос. науки»; М-во образования РФ, Акад. гуманитар. исслед. — М.: Гуманитарий. — 2004. — С. 525.


Схожую позицию по данной проблеме имеет А. Н. Чумаков: «Не субъективный фактор лежит в основе глобализации и всецело определяет ее, а объективные тенденции мирового развития, которые, конечно же, подвержены влиянию субъективного фактора, но не произвольному и безграничному, а в заданных естественноисторическими и конкретными социально-политическими условиями пределах»387. Как отмечает академик Л. И. Абалкин388, беда не в самой глобализации, а в политических и экономических механизмах ее регулирования. Человечество не бессильно перед угрозами глобализации, оно в состоянии — в планетарном масштабе — наиболее разумно и успешно направить ее ход. Потенциально глобализация позволяет резко повысить эффективность производства, ослабить экологические последствия роста, более равномерно распределять материальные ресурсы между богатыми и бедными. Глобализация — процесс объединения обществ, предполагающий расширение общественной, культурной и политической коммуникации, взаимное проникновение экономик регионов.

387 Чумаков А. Н. Глобализация. Контуры целостного мира: монография. — 2-е изд., перераб. и доп. — М.: Проспект, 2009. — С. 366.

388 Абалкин Л. И. Смена тысячелетий и Социальные альтернативы // Вопросы экономики. — 2000. — № 12. — С. 37.


В рамках социальной философии сложилось целое направление, рассматривающее процессы глобализации в их увязке с футуралистическими представлениями, т. е. с идеями будущего общественного развития. В. И. Стрельченко относит к этому направлению, например, концепцию «Конца истории» Ф. Фукуямы и концепцию «Империя» М. Хардта и А. Негри389. Если первая концепция выполнена в духе неолиберализма с его идеалом в виде процветающего «в рамках западных демократий царства радости безмятежного потребления и счастья абсолютной социальной гармонии», то вторая делает акцент не на торжество «потребительства», а на создание необходимых условий, которые несет с собой глобализм, как фактора перехода «к обществу подлинного гуманизма и справедливости — коммунизму».

«Империи» Хардта и Негри присущи такие характеристики, как:

• полное отсутствие границ;

• плюрализм конституционного устройства;

• сочетание монархического, аристократического и демократического типов политико-правовой организации.

«Империя» в таком понимании это децентрализованный, лишенный пространственной локализации аппарат управления и власти, представляющий собой не что иное, как «мировое правительство». Хардт и Негри пишут: «Объектом ее контроля является общественная жизнь в ее целостности, и, таким образом, Империя представляет собой совершенную форму биовласти»390.

389 См.: Стрельченко В. И. Образовательные альтернативы глобализации // Философия: учебник для вузов / Г. В. Стельмашук, В. Н. Скворцов, В. И. Стрельченко и др. — 4-е изд., перераб. — СПб.: ЛГУ им. А. С. Пушкина, 2009. — С. 298 — 307.

390 Хардт М., Негри А. Империя / пер. с англ., под ред. Г. В. Каменской, М. С. Фетисова. — М.: Праксис, 2004. — С. 137.


Дэвид Кортен 391 считает, что схема действий, лежащая в основе институциональной трансформации, происходящей в результате глобализации экономики, явно указывает на тенденцию перемещения власти от рядовых граждан и сообществ людей к гигантским глобальным институтам, которым чужды интересы людей. Мы стали заложниками тирании порочной системы, функционирующей абсолютно бесконтрольно. Действующая под влиянием собственных императивов, эта система приобрела контроль над многими из самых важных аспектов нашей жизни и требует, чтобы мы посвятили себя ее цели — тому, чтобы делать ей деньги.

Существует еще один весьма важный аспект проблемы: глобализация — это не только реальный феномен современной цивилизации, но и то, что активно внедряется в массовое сознание как своего рода виртуальная, прежде всего, социокультурная и идеологическая реальность. Последнее уточнение важно, так как оно непосредственно относится к высшим приоритетам обобщенных средств управления обществом. Как уже отмечалось ранее, мы считаем, что феномен глобализации является объективным процессом концентрации управления производительными силами человечества, но сценарии и концепция глобализации — это субъективные факторы, которые и определяются непосредственно концептуальной властью.

391 Кортен Д. Когда корпорации правят миром / Д. Кортен. — СПб.: Агенство «ВиТ-принт», 2002. — С. 206.


В. А. Гуторов полагает, что в настоящее время проблема глобализации рассматривается многими специалистами в качестве неотъемлемого элемента мировой истории с того самого момента, когда сформировались те механизмы развития, которые принято называть цивилизационными 392. Известный английский историк А. Дж. Тойнби, анализируя всемирную историю, пришел к выводу, что существует «род человеческих обществ, называемых нами „цивилизациями"»393. К ним он относил египетскую, андскую, древнекитайскую, минойскую, шумерскую, майянскую, юкатанскую, мексиканскую, хеттскую, сирийскую, вавилонскую, иранскую, арабскую, Дальневосточную (основной ствол и в Японии), индскую, индусскую, эллинскую, православно-христианскую (основной ствол в России) и западную. Тойнби полагал, что очевидна весьма значительная степень подобия между достижениями исследуемых и сравниваемых им обществ. В их истории ясно различимы определенные стадии: роста, надлома, окончательного распада и смерти. Одной из принципиальнейших установок Тойнби был культурологический плюрализм, убеждение в многообразии форм социальной организации человечества. Каждая из этих форм социальной организации имеет, по его мысли, собственную систему ценностей, отличную от других394.

Самюэль Хантингтон дает современную трактовку цивилизационным феноменам: «Цивилизация представляет собой некую культурную сущность. Деревни, регионы, этнические группы, народы, религиозные общины — все они обладают своей особой культурой, отражающей различные уровни культурной неоднородности... Мы можем определить цивилизацию как культурную общность наивысшего ранга, как самый широкий уровень культурной идентичности людей.

392 См.: Гуторов В. А. Политическая культура и политическая власть в эпоху глобализации [Электронный ресурс] / Режим доступа: http://www.politex.info/content/view/304/30/, свободный. — Загл. с экрана.

393 Toynbee A. J. Civilization on Trial. — New York, 1948. — P. 9-10.

394 См.: Тойнби А. Дж. Исследование истории: В 3 т. Т. 1 / пер. с англ., вступ. статья и ком-мент. К. Я. Кожурина. — СПб.: Изд-во С.-Петерб. ун-та: «Издательство Олега Абышко», 2006.


Цивилизации определяются наличием общих черт объективного порядка, таких как язык, история, религия, обычаи, институты, — а также субъективной самоидентификацией людей. Цивилизация — это самый широкий уровень общности, с которой они себя соотносят. Культурная самоидентификация людей может меняться, и в результате меняются состав и границы той или иной цивилизации» 395.

В современном мире в результате конкуренции цивилизаций, которая развивается как реакция многополярного мира на западный сценарий глобализации (монополярный мир), возрастает «стремление сохранить самоидентичность» при взаимодействии с множеством культурно-исторических типов396.

Каждый человек сам определяет собственную систему ценностей, свою цивилизационную и национальную принадлежность, т. е. осуществляет самоидентификацию397. В. И. Даль, русский этнограф, автор «Толкового словаря живого великорусского языка», сказал: «Ни прозвание, ни вероисповедание, ни сама кровь предков не делают человека принадлежностью той или другой народности. Кто на каком языке думает, тот к тому народу и принадлежит. Я думаю по-русски». Великие русские художники Левитан (по происхождению еврей) и Айвазовский (по происхождению армянин), великие русские писатели В. И. Даль (по происхождению наполовину датчанин) и И. С. Тургенев (по происхождению потомок татарского княжеского рода) сами по праву считали себя русскими людьми, так как выражали в своем творчестве Русский Дух.

395 Хантингтон С. Столкновение цивилизаций? // Полис. — 1994. — № 1. — С. 34.

396 См.: Кокаревич М. Н. Концептуальное моделирование в социальной философии / М. Н. Кокаревич; под ред. В. В. Чешева. — Томск : Изд-во Том. гос. архит.-строит. ун-та, 2003. — С. 185.

397 См.: Аргучинцева Д. Г. Проблемы национальной идентичности в условиях глобализации // Этносоциальные и конфессиональные процессы в современном обществе: материалы международной научной конференции, 8—9 декабря 2005 г., Гродно. — Гродно: ГрГУ, 2006. — С. 52—54.


Этот список великих русских гениев (писателей, художников, композиторов, ученых, государственных деятелей и т. д.) можно продолжать до бесконечности, что, по сути, означает: русский человек — это человек, принадлежащий к великой русской культуре и думающий на великом русском языке, то есть по-русски. Поскольку нет российского языка и российской культуры, а есть русский язык и русская культура, то правомерно говорить о русской цивилизации как цивилизации евразийской398.

Согласно народному эпосу и былинам, высшая цивилизационная (Концептуальная) власть в древнерусском обществе принадлежала той малоизвестной социальной группе, которую былины именуют каликами перехожими, волхвами. Они учили общество жить в ладу с окружающей средой и с Божиим Промыслом. Суть их деятельности отражена А. С. Пушкиным в «Песне о вещем Олеге»:

Волхвы не боятся могучих владык, А княжеский дар им не нужен. Правдив и свободен их вещий язык И с волей небесною дружен399.

398 Солонько И. В. Приоритеты обобщенных средств управления обществом в контексте становления русской концептуальной власти // Ключ. Альманах Пушкинского центра аналитических исследований и прогнозирования. Выпуск 1. — СПб.: Химиздат, 2009. — С. 5—6.

399 Пушкин А. С. Песнь о Вещем Олеге // Полное собрание сочинений: В 10 т. — Т. 2. — Л.: Наука, 1977. — С. 100.


Эти высшие управленцы своего времени жили на основе чувства меры и никогда не выделялись имущественным богатством. Продвижение в систему высшей власти шло не на основе выборных процедур, а через освоение знаний о системе социального управления. За сотни лет до Евро-Американского конгломерата ими были решены цивилизационные задачи на огромной территории Руси — России, такие как: единый язык, единые деньги, единая система мер. Исторически сложилось так, что Россия (по крайней мере, со времен Иоанна Грозного) — это региональная цивилизация в границах одного многонационального и многоконфессионального государства, в котором внутренние войны — эпизоды, а не нормы существования: «100-летняя война», «30-летняя война» — это из истории Запада, а не России. Наша цивилизация развивалась внутренне мирно, никого не истребляя, не по нормам западной цивилизации (вспомним хотя бы индейцев США, аборигенов Австралии и др.). Русь издавна имела иерархически эшелонированную систему управления, устойчивую ко всем вторжениям, как силовым, так и информационным. Государственность в ней — только один из эшелонов управления, причем не наивысший в их иерархии. На фоне геноцида аборигенов западной цивилизацией русская цивилизация за период примерно в 300 лет бескровно освоила одну шестую часть суши Земли400.

В ментальности русского человека изначально отсутствует национальная неприязнь, вражда по расовым и религиозным признакам и т. д. Русский человек, осваивая Урал, Сибирь и Дальний Восток, не делал упор на силовые способы подчинения, он чаще всего нес с собой свой жизненный опыт, умение гармонично вписываться в жизненный уклад местного населения, несмотря на более высокий цивилизационный уровень.

400 См.: Ефимов В. А. Прозрение: Многонациональная русская цивилизация: взгляды на человека, общество и мироздание. — СПб.: СРП «Павел» ВОГ, 2007.


Общинные отношения, которым была подчинена русская артель и воинские дружины, не вступали в прямое противоречие с общественными отношениями коренного местного населения. Русская цивилизация в процессе своего становления объединяла различные народы и национальные культуры в единстве великой Русской культуры, в которой не подавлялись другие локальные культуры, а они взаимно обогащали друг друга в дополнение и для развития общей всем Русской многонациональной цивилизации. Этот бесценный опыт мирной естественной интеграции различных народов и культур может быть полезен и для мирового сообщества, особенно в эпоху глобализации401.

Русский мыслитель середины XIX столетия А. С. Хомяков критически переосмысляя исторический путь старой Руси и Российской империи утверждал: «История призывает Россию стать впереди всемирного просвещения; она дает ей на это право за всесторонность и полноту ее начал, а право, данное историею народу, есть обязанность, налагаемая на каждого из его членов» 402.

А. Дж. Тойнби, рассматривая перспективы русской цивилизации в середине XX столетия, писал: «Мы постарались выразить этот позднейший результат общественных связей между Россией и Западом в формуле, согласно которой отношение, некогда являвшееся внешней связью между двумя отдельными обществами, превратилось во внутренний опыт „мирового сообщества", в которое ныне была включена Россия.

401 См.: Бороноев А. О., Смирнов П. И. Россия и русские: характер народа и судьбы страны. — 2-е изд. — СПб.: Панорама, 2001; Смирнов П. И. Слово о России: Беседы о Российской цивилизации. — СПб.: Химиздат. — 2004.

402 Хомяков А. С. О старом и новом: Статьи и очерки. — М.: Современник, 1988. — С. 221.


Можем ли мы пойти Дальше и сказать, что Россия, будучи включена в состав „мирового сообщества", в то же время совершит уход от его общей жизни, чтобы сыграть роль творческого меньшинства, стремящегося дать некое решение на текущие проблемы „мирового сообщества"? По крайней мере, это возможно, и многие поклонники нынешнего русского эксперимента верят в то, что Россия вернется в „мировое сообщество" в этой созидательной роли» 403.

Современный исследователь В. Б. Павленко 404 трактует факт глобального управления не только как реальный фактор международной политики, оказывающий существенное воздействие на внутреннюю политику Российской Федерации и других государств, но и как неотъемлемую функцию «англосаксонского» «глобального центра». Он указывает на естественность и закономерность противостояния Запада и России, обусловленную их доминированием по продолжительности «магистральных» проектных преемственностей и непрерывностью конкуренции на протяжении всей второй половины II тысячелетия н. э.

Академик Д. С. Лихачев, размышляя о будущем России и русской культуры, писал: «Мы не соглашаемся с мифами о русской истории и русской культуре, созданными в основном еще при Петре, которому необходимо было оттолкнуться от русских традиций, чтобы двигаться в нужном ему направлении.

403 Тойнби А. Дж. Исследование истории: В 3 т. Т. 1 / пер. с англ., вступ. статья и коммент. К. Я. Кожурина. — СПб.: Изд-во С.-Петерб. ун-та: «Издательство Олега Абышко», 2006. — С. 370.

404 См.: Павленко В. Б. Кризис глобального управления и попытки его разрешения за счет России. — М.: Изд. ИСПРАН, 2005.


Но означает ли это, что мы должны успокоиться и считать, что пребываем в „нормальном положении"?

Нет, нет и нет! Тысячелетние культурные традиции ко многому обязывают. Мы должны, нам крайне необходимо продолжать оставаться великой державой, но не только по своей обширности и многолюдству, а в силу той великой культуры, которой должны быть достойны и которую случайно, когда хотят ее унизить, противопоставляют культуре всей Европы, всех западных стран. Если мы сохраним нашу культуру и все то, что способствует ее развитию: библиотеки, музеи, архивы, школы, университеты, периодику... — если сохраним неиспорченным наш богатейший язык, литературу, музыкальное образование, научные институты, то мы, безусловно, будем занимать одно из ведущих мест на севере Европы и Азии» 405. По нашему мнению, при определенных условиях Россия как стержень русской цивилизации будет играть ведущую роль в масштабах всей Евразии.

Мы, как и многие другие отечественные исследова-тели406, убеждены в том, что у Российского государства как стержня русской многонациональной цивилизации, имеющей многотысячелетнюю историю, должен быть свой самобытный путь развития с учетом реалий глобализирующегося мира.

405 См.: Лихачев Д. С. Избранные труды по русской и мировой культуре. — СПб.: Изд-во СПбГУП, 2006.

406 См.: Вектор России: размышления о пути развития России: [рук. проекта: Б. Грызлов; сост.: Ю. Шувалов, А. Зимин]. — СПб.: Изд-во Зимина, 2007; Бороноев А. О., Смирнов П. И. Россия и русские: характер народа и судьбы страны. — 2-е изд. — СПб.: Панорама, 2001; Смирнов П. И. Слово о России: Беседы о Российской цивилизации. — СПб.: Химиздат. — 2004; Ефимов В. А. Прозрение: Многонациональная русская цивилизация: взгляды на человека, общество и мироздание. — СПб.: СРП «Павел» ВОГ, 2007; Солонько И. В. Перспективы развития русской цивилизации в условиях глобализации // Материалы Международной научной конференции «Будущее России: стратегия философского осмысления», секции «Будущее России», проходившей в рамках «Дней Петербургской философии» 18 — 20 ноября 2010 г. Под ред. профессора В. Л. Обухова. — СПб.: КОПИ-ПАРК, 2010. — С. 51—62; и др.


Каким должен быть этот путь — это вопрос дискуссионный, но в обозримой перспективе его необходимо выработать с учетом перспектив становления русской концептуальной власти в эпоху глобализации.

В контексте социального управления необходимым идеологическим элементом для цивилизационного развития общества является Национальная идея407. Рассматривая национальную идею, необходимо определиться с понятием «нация». Классическое определение, по нашему мнению, представлено в работе И. В. Сталина «Марксизм и национальный вопрос»: «Нация есть исторически сложившаяся устойчивая общность людей, возникшая на базе общности языка, территории, экономической жизни и психического склада, проявляющегося в общности культуры. (...) Только наличие всех признаков, взятых вместе, дают нам нацию» 408. Академик РАН А. А. Кокошин дает следующую трактовку современным нациям: «Подавляющее большинство современных наций — это многоэтнические образования при лидирующей роли, как правило, одного этноса. Россию мы можем считать в современных условиях многоэтнической нацией с ведущей, опорной ролью великорусского этноса, имеющего по крайней мере тысячелетнюю историю.

407 См.: Солонько И. В. Национальная идея в контексте становления русской концептуальной власти // Ключ. Альманах Пушкинского центра аналитических исследований и прогнозирования. Выпуск 2. — СПб.: Копи-Парк, 2010. — С. 20 — 26.

408 См.: Сталин И. В. Марксизм и национальный вопрос // Сочинения: Т. 2. — М.: ОГИЗ Государственное изд-во полит. лит-ры, 1946. — С. 292 — 297.


Соответствующим образом следует определить и роль великорусской культуры, которая среди культур других этносов России является единственной мировой культурой» 409.

«Национальная идея для России должна быть наднациональной. Только в этом случае Россия действительно станет домом всех россиян независимо от их этнической и религиозной принадлежности. Самосознание россиян, конечно, нельзя оторвать от русской культуры и русского языка. Но это вовсе не равнозначно русскому национализму. Идея, воплощающая общность всех россиян, не должна противопоставлять русского и татарина, чеченца и якута, делить их на разряды и классы. Национальная идея должна объединять, а не раскалывать и так уже охваченное глубоким кризисом общество» 410.

Национальная идея — это объективное явление в жизни общества. Она не может быть произвольно сконструирована. Национальную идею нужно выявить, анализируя явления реальной жизни народа. Из такого анализа следует, что Национальная идея неотрывно связана с тягой человека к жизни на земле, с его важнейшими материальными и духовными потребностями в собственной малой родине, в своем доме, саду и др. Человек создан для жизни в лоне природы, его генетическое здоровье с неизбежностью угнетается в условиях техногенного коллапса мегаполисов. Именно поэтому, как только у семьи появляются финансовые возможности, в первую очередь люди стараются приобрести участок земли с перспективой обустройства его в сад, дачу или поместье. Мы помним, когда в советские времена предоставили нашему народу такую возможность, то невзирая на известные трудности миллионы жителей городов занялись садоводством в свои выходные и праздничные дни.

409 Кокошин А. А. О «бренде» России в «диалоге культур» в эпоху постмодерна // Диалог культур и партнерство цивилизаций: IX Международные Лихачевские научные чтения, 14 — 15 мая 2009 г. — СПб.: Изд-во СПбГУП, 2009. — С. 81.

410 Путь в XXI век: стратегические проблемы и перспективы российской экономики / рук. авт. колл. Д. С. Львов; Отд. экон. РАН. — М.: Экономика, 1999. — С. 178.


Эта тенденция не иссякла и сегодня. Согласно социологическому опросу, проведенному 28 — 29 апреля 2007 года фондом «Общественное мнение», выявлено, что:

• 58 % наших граждан предпочитают жить в собственном доме;

• 39 % наших граждан предпочитают жить в своей квартире;

• 3 % наших граждан не определились с данным вопросом.

При этом 80 % наших граждан проживают в многоэтажных зданиях (для сравнения: в США и Канаде 70 — 90 % проживают в малоэтажных домах). Кроме того, для значительной части жителей нашей страны нерешенный жилищный вопрос грозит перерасти в серьезную социальную проблему. Так, например, А. С. Кривов и Ю. В. Крупнов считают: «Именно от успешности решения урбанистической проблемы — определения перспективных укладов жизни и градостроительства в XXI веке — зависит наша судьба. Либо мы станем процветающей державой, либо сами себе обеспечим гарантированное вычеркивание из истории цивилизованных стран» 411. Понимая важность данного вопроса, Президент России Д. А. Медведев заметил: «Совершенно очевидная вещь, что свой дом и земля — это важнейший признак принадлежности к среднему классу, и, по данным социологов, именно этот критерий выделяет сегодня большинство опрошенных граждан.

411 Кривов А. С., Крупнов Ю. В. Дом в России. Национальная идея. — М.: ОЛМА-ПРЕСС, 2004. — С. 166.


Наконец, наличие своего дома — это фактор, прямо влияющий на решение демографических проблем и на воспитание детей» 412. Профессор А. Н. Чумаков, рассматривая глобальный кризис и Актуальные задачи российского общества, пишет: «Важнейшей задачей для современной России, где население в большинстве своем живет еще необоснованно бедно, должно стать, в первую очередь, решение жилищной проблемы. Только не путем многоэтажного строительства, пригодного разве что для офисной работы, а посредством освоения бескрайних просторов огромной страны. Российские граждане, как и подавляющее большинство состоятельных граждан развитого мира, должны жить на собственной земле, в собственных домах. Частные владения и поселения, соединенные хорошими дорогами, — это не только реально, но и архиважно для современной России. Все необходимое для решения такой задачи в нашей стране есть: бескрайние просторы свободной, в лучшем случае, плохо используемой земли; всевозможные строительные материалы, о которых другие народы могут только мечтать; финансовые, энергетические, людские ресурсы. Россия может и должна быть, как Америка, Канада, Австралия или даже уплотненная Европа, преимущественно одно — и двухэтажной» 413.

412 См.: Медведев Д. А. Вступительное слово на заседании президиума Совета при Президенте России по реализации приоритетных национальных проектов и демографической политике. 02.04.2008 г. [Электронный ресурс] / Режим доступа: http://www.rost.ru/, свободный. — Загл. с экрана.

413 Чумаков А. Н. Глобальный кризис и Актуальные задачи российского общества // Материалы Международного научного конгресса «Глобалистика — 2009: пути выхода из глобального кризиса и модели нового мироустройства», Москва, МГУ им. М. В. Ломоносова, 20 — 23 мая 2009 г. / под общ. ред. И. И. Абылгазиева, И. В. Илвина. В 2 т. Том 1. — М.: МАКС Пресс, 2009. — С. 153—154.


Люди, живущие семьей на земле, — по-настоящему свободные люди, имеющие свою совершенно конкретную малую родину. У них другая психология и ценностные ориентиры, а значит, и другие перспективы реализации своего творческого потенциала по сравнению с «детьми асфальта». В свою очередь здоровье общества напрямую зависит от того, есть ли у людей реальные перспективы развития качества жизни (во всех смыслах этого слова) или нет. Когда молодые люди принимают решение о создании семьи, заведении детей, то главный вопрос: где и в каких условиях будут расти их дети и есть ли Дальнейшие перспективы развития семьи или это будет борьба за выживание, в процессе которой часть их скатится до асоциального стиля жизни. Если в сознании общества есть уверенность в завтрашнем дне, то есть и время и желание задуматься об инновационном развитии экономики, хотя комплексное обустройство нашего жизненного пространства уже само по себе может быть инновационным подходом и этапом модернизации нашей страны. Главное — помнить, что не люди живут для инноваций и модернизаций, а наоборот: модернизации, инновации, да и сама экономика предназначены для обеспечения достойной жизни каждого человека.

Концептуальная власть по своему предназначению отвечает за общий вектор развития общества на самую далекую перспективу, т. е. за цивилизационное управление. Главный вопрос при этом в целеполагании и концепции реализации выбранных целей. Национальная идея, с одной стороны, должна быть кратким и доступным для понимания всего общества выражением приоритетной цели на ближайшее будущее.

С другой стороны, ее воплощение в жизнь требует серьезной научной проработки всех ее взаимосвязанных аспектов с учетом удовлетворения для всего общества демографически обусловленных жизненных потребностей414. С. временем, успешно решив свою задачу, она трансформируется в новую следующую вызревшую в реальной жизни народа цель и национальную идею. И так в целесообразной преемственности последовательно будет развиваться общество в своих стратегических национальных интересах. В свете вышеизложенного Национальная идея России на данном историческом этапе, по нашему убеждению, может быть сформулирована следующим образом: «Каждому россиянину — свой дом на своей земле!». Ее содержание может стать идеологическим стержнем, аккумулирующим интересы и энергию молодежи России, и локомотивом для экономики нашей страны. Общеизвестно, что массовое строительство доступного и комфортабельного жилья простимулирует смежные отрасли народного хозяйства, будет способствовать решению важнейшей на сегодня демографической проблемы России, поможет стране выйти окрепшей из тисков мирового экономического кризиса.

С точки зрения концептуальной власти важнейшими цивилизационными функциями социального управления являются:

• создание условий для расширенного воспроизводства своего населения с учетом его физического, психического и нравственного здоровья как основы бытия цивилизации;

• содержание своей территории в обустроенном состоянии, позволяющем обеспечивать достойное качество жизни собственного населения.

414 См.: Ефимов В. А. Методология экономического обеспечения демографической политики устойчивого развития. — СПб.: Изд-во СЗАГС, 2007.


С точки зрения внешней концептуальной власти, для превращения России в сырьевой придаток «золотого миллиарда» страна не должна войти в мировое сообщество как высокотехнологическая цивилизация, а поэтому предпринимаются определенные усилия с целью обострения демографической проблемы, дискредитации великой русской культуры и русской цивилизации, иначе россияне никогда не смирятся с отведенной им ролью. Здесь возможны и силовые способы (вспомним Вьетнам, Афганистан, Ирак, Югославию и др.). А можно создать экономически невыгодные условия для развития сельского хозяйства, пропагандировать в СМИ культ наживы, развлечений, развернуть алкогольный геноцид народа, и прежде всего, молодежи, используя жажду наживы винно-водочных и пивных наркобаронов.

Агропромышленный комплекс страны — это не только продовольственная безопасность, но и инструмент содержания территории. Организовывать сельскохозяйственное производство в России вахтовым способом нереально. А это значит, что необходимы местные трудовые ресурсы, которые должны быть обеспечены доступным и комфортабельным жильем, современной социальной инфраструктурой. Поэтому нам представляется принципиально важным развивать российский агропромышленный комплекс с учетом самых передовых технологий при создании государством экономически благоприятных условий. Кредитно-финансовый сектор экономики страны всегда должен быть подчинен нуждам реального сектора производства, а не наоборот.

Решение демографических проблем, формирование единства, заселенности и целостности жизненного пространства такой страны, как Россия, ее суверенитет невозможны без инновационного системного развития агропромышленного комплекса415. Это связано с тем, что из 1 млрд 710 млн га земельного фонда Российской Федерации только 1 % занят объектами промышленности и транспорта и 1,1 % под населенными пунктами. По международным критериям, установленным Организацией экономического сотрудничества и развития, к сельским и преимущественно сельским относятся 98 % административных районов Российской Федерации, следовательно, недопустимо развитие России увязывать только с развитием 2 % ее территории. Кроме того, демографическая ситуация сельских территорий вызывает обоснованную тревогу за будущее Российской Федерации (в среднем по России одна треть сельских поселений признана вымирающими, а в Северо-Западном федеральном округе — более половины) 416. Все это происходит на фоне развития современной цивилизации по мегаполисному сценарию, ведущему к техногенному коллапсу.

Одним из вариантов решения данной социальной проблемы, которые предлагают современные исследователи, является переход от тупиковой мегаполисной к ландшафтно-усадебной урбанизации депрессивных территорий России.

415 См.: Ефимов В. А., Солонько И. В. Роль АПК в решении проблемы эффективного использования земельных ресурсов // Известия Санкт-Петербургского государственного аграрного университета: ежекварт. науч. журн. — 2009. — № 12. — С. 48 — 50 и др.

416 См.: Устойчивое развитие сельского хозяйства и сельских территорий. Зарубежный опыт и проблемы России. — М.: Институт географии РАН МСХ РФ, 2005.


Мы считаем перспективным именно это направление 417. Ландшафтно-усадебная урбанизация — это новый способ заселения территорий с учетом комплекса взаимосвязанных условий комфортного, экологичного и экономически самодостаточного проживания населения в поселениях нового типа. Такие экопоселения должны соответствовать следующим требованиям:

• Максимальный размер (диаметр) поселения не должен превышать 5 — 6 км;

• Архитектура поселений должна быть гармонично вписана в природный ландшафт местности;

• Применение автономных энергоэффективных технологий при строительстве и эксплуатации жилых, административных и производственных зданий и сооружений;

• Производственно-хозяйственная структура организована с учетом создания необходимого количества рабочих мест и проблем сезонной занятости на селе;

• Соблюдение требований комплексной экологической безопасности;

• Самодостаточность экономической деятельности поселения, позволяющая устойчиво функционировать в преемственности поколений;

417 См.: Проведение научных исследований и разработка моделей сельских поселений XXI века. — М.: СНТИ. — идентификатор № 23223 от 15.12.2009; Ефимов В. А., Солонько И. В. Роль ландшафтно-усадебной урбанизации в развитии АПК и воспроизводстве трудовых ресурсов // Проблемы современной экономики: междунар. науч.-аналит. журн. — 2008. — № 3. — С. 461—464; Ефимов В. А., Солонько И. В. Ландшафтно-усадебная урбанизация и ее роль в устойчивом развитии сельских территорий и воспроизводстве трудового потенциала // Известия Санкт-Петербургского государственного аграрного университета: ежекварт. науч. журн. — 2008. — № 7. — С. 64 — 68; Ефимов В. А., Солонько И. В. Ландшафтно-усадебная урбанизация и перспективы устойчивого развития России в XXI веке // Ключ. Альманах Пушкинского центра аналитических исследований и прогнозирования. Выпуск 1. — СПб.: Химиздат, 2009. — С. 103—110; и др.


• Жизненный уклад поселения должен способствовать здоровой нравственной атмосфере, обеспечивающей качественное воспроизводство трудового потенциала. Только совокупность всех семи взаимосвязанных требований к экопоселению нового типа позволяет решать вышеназванные проблемы сельских территорий, т. е. 98 % территорий России и 98 % административных районов РФ. В рамках концепции ландшафтно-усадебной урбанизации предполагается создание экопоселений XXI века с размерами, обеспечивающими пешеходную доступность всех объектов поселения, современной социальной инфраструктурой, необходимым количеством и качеством рабочих мест, а также доступного и комфортабельного жилья. При этом экопоселения XXI века должны быть гармонично вписаны в природный ландшафт местности, сохраняя экологию и культурные традиции населения. Именно такая новая парадигма заселения жизненного пространства нашей страны позволит не только сохранить, но и устойчиво развивать русскую цивилизацию в XXI веке.

Только русская Концептуальная власть как система управления цивилизационным развитием нашего общества способна в условиях глобализационных вызовов обеспечить безопасное устойчивое развитие многонациональной русской культуры и государства российского. Безопасность развития Российской Федерации должна быть обеспечена собственной концептуальной властью на основе самовластного применения в интересах общества всего комплекса базовых средств воздействия на общественные системы. При применении всех шести приоритетов обобщенных средств управления внутри самой социальной системы они предстают в качестве средств управления ею.

Мероприятия по обеспечению безопасности развития страны должны носить комплексный характер и предусматривать взаимоувязанные планы работы на каждом из шести приоритетов средств управления. Концептуальная власть нашей страны на основе различения и понимания происходящих ныне цивилизационных процессов должна заниматься упреждающим вписанием прогнозируемых внешних управляющих воздействий, обеспечивая тем самым гарантированную нейтрализацию формируемых по отношению к российскому обществу угроз и негативных последствий.

Так, например, современный историк Андрей Фурсов418 отмечает, что уже в конце XIX века Запад фактически прислал России «черную метку». «Акт Берлинской конференции» 1884 г. зафиксировал принцип «эффективной оккупации»: если страна не может как следует добывать сырье на своей территории, то она обязана допускать к эксплуатации более эффективные и развитые страны. Формально это говорилось об афро-азиатских странах, но в виду имелась и Россия, при последних царях все больше попадавшая в зависимость от западных банков. На рубеже XX — XXI вв. ситуация типологически повторяется под знаменем глобализации и ее исполнителей — транснациональных корпораций. В западном общественном мнении посредством СМИ и высказываний видных политиков (М. Тетчер, М. Олбрайт и др.) России отводится роль сырьевого придатка «золотого миллиарда» с необходимостью существенного сокращения коренного населения. Современные негативные демографические тенденции России подтверждают возможную реализацию этих планов.

418 См.: Фурсов А. Рукотворный кризис [Электронный ресурс] / Режим доступа: http:// www.globoscope.ru/content/articles/814/, свободный. — Загл. с экрана.


Являясь самым крупным по площади государством мира, Российская Федерация имеет одну из самых низких плотностей населения на кв. км.: в 15 раз ниже, чем в Европейском Союзе, и почти в 17 раз ниже, чем в Китае419.

Отечественный исследователь А. А. Игнатов 420 считает, что Россия должна иметь возможность влиять на решения, принимаемые тайными международными структурами власти. Для этого российская элита должна войти в Мировое правительство и его структуры в целях существенной корректировки целей и способов глобализации для реализации своей стратегии глобализационного лидерства. На наш взгляд, такой подход лишает русскую концептуальную власть перспектив становления, так как ограничивается утопическими планами возглавить мировое правительство представителями российской элиты. Вместо делегирования своей элиты в мировое правительство, которое по отношению к России пока успешно реализует систему ограничений, навязывая ложные ментальные конструкции общественному сознанию, необходимо выстраивать собственную концепцию социального управления по полной функции на всех приоритетах обобщенных средств управления обществом. Мы убеждены, что только при таком единственно правильном подходе возможны перспективы становления русской концептуальной власти и их успешная реализация в эпоху глобализации.

419 См.: Захаров С. В. Население: общие сведения. Динамика численности и воспроизводство населения // Новая российская энциклопедия: В 12 т. / ред. кол.: Некипелов и др. — М.: Энциклопедия, 2006. — Т. 1. — С. 158 — 174.

420 См.: Игнатов А. А. Стратегия «глобализационного лидерства» для России: Первоочередные непрямые стратегические действия по обеспечению национальной безопасности // «Независимая газета» 07.09.2000 г.