БИБЛИОТЕКА

Просмотров

Website Hit Counters

ФЕНОМЕН КОНЦЕПТУАЛЬНОЙ ВЛАСТИ: СОЦИАЛЬНО-ФИЛОСОФСКИЙ АНАЛИЗ

Солонько Игорь Викторович

СОДЕРЖАНИЕ

ГЛАВА 2. ФЕНОМЕН КОНЦЕПТУАЛЬНОЙ ВЛАСТИ В УСЛОВИЯХ ГЛОБАЛИЗИРУЮЩЕГОСЯ МИРА

СИЛОВОЙ ПРИОРИТЕТ № 6

Монография " Феномен концептуальной власти: социально-философский анализ "Мы более подробно323 рассмотрим все приоритеты обобщенных средств управления обществом, начиная с силового (№ 6) и до мировоззренческого (№ 1).

 

Силовой приоритет № 6 — все законные и незаконные силовые структуры: армия, полиция, милиция, вооруженные формирования, террористические группировки и тому подобное. Управление обществом только силовым приоритетом недолговечно и неэффективно, так как требует очень больших затрат, а результаты управления неустойчивы и недолговечны. В политике шестой приоритет обычно используют, по крайней мере, в комплексе с третьим (идеологическим) приоритетом.

323 См.: Солонько И. В. Концептуальная власть и ее средства управления обществом // Известия Российского государственного педагогического университета им. А. И. Герцена: науч. журн. — 2009. — № 107. — С. 104—111.


 

В. С. Барулин324 приводит следующие данные. С 3500 года до н. э. лишь 292 года человечество жило без войны. В остальное время было 14 530 разных по своим масштабам и длительности войн. Известный американский исследователь Ральф Эпперсон считает, что истинные причины войн могут быть далеки от общеизвестных. Он пишет: «Международные банкиры постепенно выработали свой план. Он был назван „политикой силового равновесия". Это означало, что банкиры ссужали два правительства одновременно, давая себе возможность натравливать одно на другое в качестве средства принуждения одного из них для уплаты долга банкирам.

Самым успешным средством обеспечения согласия с условиями платежа была угроза войны: банкир всегда мог пригрозить не выполнившему обязательства правительству войной как средством принуждения произвести платежи.

 

Это повторное вступление во владение государством будет почти всегда срабатывать, так как глава правительства, беспокоящийся о сохранении своего кресла, будет согласен на первоначальные условия займа и продолжит выплаты» 325.

324 См.: Барулин В. С. Социальная философия. — М.: ФАИР-ПРЕСС, 2000.

325 Эпперсон Р. Невидимая рука: Введение во взгляд на историю как на заговор. Перевод 13-го издания. — СПб.: Образование — Культура, 1996. — С. 171.


Для управления обществом, кроме войн, возможно применение террора и репрессий. Так, например, Наоми Кляйн утверждает, что репрессии и террор властной элиты по отношению к собственным гражданам не являются атрибутом только «коммунистических» режимов, но и активно используются «демократическими» режимами: «Со времени падения коммунизма свободный рынок и свободные люди подаются „единым пакетом" как наилучшая идеология для человечества и единственная защита от повторения истории с ее общими могилами, трупами на полях сражений и камерами пыток. Однако в странах Южного конуса, где современная религия свободного рынка, сбросившего оковы, вышла из подвальной мастерской Чикагского университета и впервые была опробована в реальном мире, она вовсе не принесла народам демократию, ее предпосылкой было свержение демократии в одной стране за другой. И она не принесла мир, но потребовала систематического убийства десятков тысяч и применения пыток для 100—150 тысяч человек» 326.

«Мировая закулиса» не имеет родины или национальности, она не связывает свою судьбу с конкретным государством, народом и его будущим, она использует любое государство и его силовые структуры по своему усмотрению. Активно используются методы наживы на войне посредством выполнения военных заказов или прямого ссуживания денег под процент. Статистические данные327, опубликованные в США накануне Первой мировой войны (в 1914 г.), показывают, что помимо государственного долга в 3 млрд долларов внешний долг США Западной Европе превысил 7 млрд долларов. По окончании Первой мировой войны уже Европа была должна США 20 млрд долларов. Результатом же Второй мировой войны для США стало не только то, что ее олигархи нажились на военных поставках, но и главное — доллар приобрел статус мировой резервной валюты.

326 Кляйн Н. Доктрина шока. — М.: Добрая книга, 2009. — С. 140—141.

327 Иванян Э. А. Белый дом: президенты и политика. — М.: Политиздат, 1976. — С. 140.


А это позволило Федеральной резервной системе США получать огромные прибыли в виде сеньо-раджа. Таким образом, по окончании спровоцированной войны остаются руины от некогда сильных государств и обогатившаяся «третья сторона». Так, например, для расчета с США по ленд-лизу («помощь» СССР во Второй мировой войне от США) Россия — уже спустя 60 лет после победы — должна еще выплатить США к 2030 году сумму, превышающую 670 млн. долларов328.

БЕСЦЕННЫЙ ДОЛЛАР

Сенатор (будущий президент США) Гарри Трумэн на следующий день после нападения фашистской Германии на СССР сказал: «Если мы увидим, что выигрывает Германия, то нам следует помогать России, а если выигрывать будет Россия, то нам следует помогать Германии, и таким образом пусть они убивают друг друга как можно больше»329. Это безнравственное заявление ведущего американского политика является классическим примером теории «управляемого конфликта», которую они применяют за пределами США: на Ближнем Востоке, в Афганистане, на Северном Кавказе и т. д.

В литературе теорию «управляемого конфликта» разрабатывают политологи в рамках возможных геополитических сценариев 330. Фактически теория управляемого конфликта является современным развитием старого римского принципа divide et impera — «разделяй и властвуй». Суть этой теории можно сформулировать следующим образом.

328 См.: Юльев А. Воевали даже банки // «Красная звезда». — 2005. — 14 апр.

329 Иванян Э. А. Белый дом: президенты и политика. — М.: Политиздат, 1976. — С. 209.

330 См.: Саттон Э. Как Орден организует войны и революции. — М.: Паллада, 1995; Некрасов С. Н. Мондиализм и антиглобализм: логика управляемого конфликта [Электронный ресурс] / Режим доступа: пир://Гогиш.ро1ШкаопПпе.га/тс1ех.рг1р?8Г1ош1:ор1с = 1444, свободный. — Загл. с экрана; и др.


В регионе, представляющем собой сферу интересов нескольких сторон, искусственно поддерживается «тлеющий» конфликт, который можно в любой удобный момент «разжечь» до нужной степени конфронтации. При этом, в конечном счете, результаты (политические, экономические и др.) управляемого конфликта будут использованы в интересах субъекта, организовавшего управляемый конфликт, но не являющегося одной из конфликтующих сторон. Сам субъект управляемого конфликта, как правило, находится в партнерских отношениях со всеми сторонами конфликта, которые могут даже не догадываться о его мотивах и планах.

В ходе ведения коалиционных войн на протяжении веков используется «стратегия непрямых действий» 331 — излюбленный способ Великобритании. Суть этой стратегии — стремление к максимальному использованию сил союзников для достижения своих целей при минимальном приложении собственных сил. То есть, по сути, это использование чужого военного потенциала под видом коалиционной войны.

В Новейшей истории стало модно производить смену неугодного режима при помощи «оппозиции», профинансированной «третьей стороной», — это государственные перевороты Латинской Америки в прошлом веке 332 или так называемые цветные революции (Грузия, Украина и другие) уже в нашем веке. При этом участники переворота уверены в своей самостоятельности, пока устраивают организаторов революций, и меняются на новых по мере необходимости.

331 Михалев С. Н. Военная стратегия: Подготовка и ведение войн Нового и Новейшего времени / Вступ. ст. и ред. В. А. Золотарева. — М.: Кучково поле, 2003. — С. 830.

332 См.: Перкинс Д. Исповедь экономического убийцы / Д. Перкинс; предисл. и ред. рус. изд. Л. Л. Фитуни. — М.: Pretext, 2005.


Для подготовки «революционной» ситуации или для нагнетания напряженности используется терроризм, который работает на конкретные цели «мировой закулисы», а не на исполнителей террора и их организаторов.

Силовой приоритет может решить проблему быстро, но ненадолго. Поэтому еще в Средние века, понимая низкую эффективность военного оружия в достижении долгосрочных политических целей, на пушках писали: «Последний довод королей». Тем более война это всегда видимый инструмент агрессии, который можно легко выявить и организовать отпор агрессору, как это не раз бывало в истории Руси и России (Ледовое побоище, Первая и Вторая Отечественные войны и др.).

НЕИЗВЕСТНАЯ ВЕЛИКАЯ ОТЕЧЕСТВЕННАЯ ВОЙНА

Однако выявление и противостояние агрессии на более высоких приоритетах социального управления, осуществляемых «методом культурного сотрудничества», требует развитой в обществе культуры мышления или хотя бы в его государственном аппарате управления.