БИБЛИОТЕКА

Просмотров

Website Hit Counters

ФЕНОМЕН КОНЦЕПТУАЛЬНОЙ ВЛАСТИ: СОЦИАЛЬНО-ФИЛОСОФСКИЙ АНАЛИЗ

Солонько Игорь Викторович

СОДЕРЖАНИЕ

ГЛАВА 1. ГОСУДАРСТВО И ОБЩЕСТВО: СОЦИАЛЬНО-ФИЛОСОФСКИЙ АНАЛИЗ

1.2.2. ГОСУДАРСТВЕННАЯ ВЛАСТЬ КАК ПОЛИТИЧЕСКИЙ ИНСТИТУТ

Монография " Феномен концептуальной власти: социально-философский анализ "В философии политики различают политическую и неполитическую власть. Неполитическая власть — это власть приватная, внутри объединений людей, организаций и движений, не связанных непосредственно с государством и не имеющих непосредственного отношения к нему. Она играет важную роль на местах и в управлении гражданским обществом. Неполитическая власть реализует себя в истории в форме самоуправления, поэтому анализ феномена самоуправления обязателен для любого исследования власти и властных отношений.

 

Политическая власть — это власть, осуществляемая публично через государство и в государственной системе, в системе политических партий, организаций и движений. Она связана с государством и государственным регулированием, но не обязательно является государственной властью. То есть всякая государственная власть является политической, однако не всякая политическая власть является государственной.

Государственная и политическая власть имеют разное поле для реализации своих полномочий, различные методы достижения целей и объемы полномочий. Субъекты политической власти, в отличие от государственной, не могут применять метод принуждения, а только метод убеждения. Только субъекты государственной власти имеют право на издание нормативных актов, имеющих общеобязательный характер.

Современный философский Словарь по социальной философии дает следующее определение государства: «Государство — аппарат управления обществом, наделенный властью, опирающейся на силу закона или на органы принуждения. Как правило, деятельность Г. оформляется соответствующими законами, а реализация власти Г. сопряжена с применением насилия» 166.

 

«Новая российская энциклопедия» трактует государственную власть как «средство осуществления политического господства; способ организационного, регулирующего и контрольно-надзорного обеспечения политической жизни, общественной и индивидуальной деятельности людей, личной жизни человека. Власть государственная характеризуется суверенностью (независимостью), верховенством (имеет приоритет над всеми другими государственными институтами), всеобщностью (функционирует во всех сферах жизни), интегративностью (объединяет людей, общественные силы, а также многочисленные органы в систему), функциональностью (осуществляет определенные виды деятельности посредством реализации конкретных полномочий), наличием механизмов принудительного исполнения властно-государственных решений (постановлений, законов, решений, вердиктов и т. п.).

166 Кемеров В. Е. Государство // Социальная философия: Словарь / сост. и ред. В. Е. Кемеров, Т. Х. Керимов. — М.: Академический Проспект, 2003. — С 102.


 

По структурно-функциональной форме государственную власть подразделяют на законодательную, исполнительную, судебную. В РФ источником власти государственной... выступает ее многонациональный народ»167.

Английский философ Т. Гоббс168, считая человеческую натуру постоянной и неизменной, разработал теорию государства Левиафана, всесильного и всемогущественного «земного бога», который имеет все права, которыми обладает хищный человек в естественном состоянии. Таким образом, он рассматривает государство как единственную форму существования общества и общественной жизни. Государство и общество для Гоббса тождественны, так как он уверен, что не может быть общества без государственной формы, иначе люди в своем естественном состоянии будут истреблять друг друга. По Гоббсу, только государственная организация позволяет обществу функционировать и развиваться. Исходя из этого он приходит к выводу, что лучшая форма государственной власти — это монархия, а лучший образ правления — это диктатура. Гоббс утверждает, что только так государство лучше всего может достигнуть своей цели — обеспечения безопасности людей, возможности нормальной жизни и условий для работы членов общества и для развития их благосостояния.

167 Новая российская энциклопедия: В 12 т. — М.: Энциклопедия; Т. 4. — 2008. — С. 61.

168 См.: Гоббс Т. Левиафан, или Материя, форма и власть государства церковного и гражданского / предисл. и ред. А. Ческиса. — М.: Госуд. социально-экономич. изд-во, 1936.


Французский ученый Л. Дюги169 выводил образование государства непосредственно из феномена власти, т. е. развивал концепцию естественного происхождения государства как неизбежного этапа развития человечества. С момента объединения людей в группы среди них сразу же стали выделяться индивиды, которые пытались навязать свою волю другим. Они и составили слой правителей. Для того чтобы узаконить свое положение, они прибегали к мифотворчеству. Первый миф — правитель объявлялся либо потомком какого-либо божества, либо самим божеством. Так понимали фараона древние египтяне, а строительство знаменитых пирамид рассматривали как залог сохранения тела фараона и стабильности общества170. Позднее правители стали прибегать к мифу «общественной воли», которой они руководствуются и которой должна подчиняться индивидуальная воля.

В. В. Лазарев171 определяет государственную власть как руководство обществом при помощи государственного аппарата при опоре на особые отряды вооруженных людей, на специальные принудительные учреждения. Д. Ю. Шапсугов172 пишет, что государственная власть — это система деятельности народа, составляющих его общностей индивидов, а также создаваемых ими органов по осуществлению принадлежащих им публичных прав, свобод, предоставленных полномочий и возложенных обязанностей, выражающих их Социальные качества и потребности.

169 См: Дюги Л. Конституционное право. Общая теория государства: пер. с французского: В. Краснокутский, Б. Сыромятников, А. Ященко, прив.-доц. Моск. ун-та; предисл. Л. Дюги, П. Новгородцев, проф. — М.: Изд. Т-ва И. Д. Сытина, 1908. — репринтная копия.

170 См.: Брестед Д. История Древнего Египта: Т. 1. — Мн.: Харвест, 2002.

171 См.: Общая теория права и государства: учебник; под ред. В. В. Лазарева. — М., 2003.

172 См.: Шапсугов Д. Ю. Проблемы теории и истории власти, права и государства. — М.: Юрист, 2003.


И. А. Иванников173 считает, что государственная власть — это исторически сложившееся психико-юридическое явление, представляющее собой руководство делами всего общества, проживающего на определенной территории, с помощью государственного аппарата.

Петербургские политологи Л. В. Сморгунов и В. А. Семенов174 в своей работе указывают, что государственная власть — это отношения руководства и подчинения, устанавливаемые на всей территории страны с помощью особых государственных органов. Государственная власть в каждый конкретно-исторический период времени имеет свою структуру и нормативно-правовую регламентацию. Она универсальна и, как правило, имеет легитимные (законные) институты насилия, суверенна, публична, осуществляется профессиональными управленцами на территории, на которую распространяется ее суверенитет (полная независимость от других государств). Без государственной власти немыслимы правовая и политическая жизнь общества, она оказывает непосредственное воздействие на становление политико-правовой культуры.

Немецкий философ П. Козловски175, исследуя на большом историческом материале круг проблем, связанных с взаимоотношением государства, общества и человека, приходит к выводу, что естественным образом сложившийся дуализм государства и общества является необходимой предпосылкой индивидуальной свободы человека.

173 Иванников И. А. Эффективность государственной власти в России: проблемы теории и практики: монография, РГУПС. — Ростов-на-Дону, 2004. — С. 16.

174 Сморгунов Л. В., Семенов В. А. Политология: учебное пособие. — СПб.: Б. изд. 1996. — С.37.

175 См.: Козловски П. Общество и государство: неизбежный дуализм: пер. с нем. — М.: Республика, 1998.


В мировой политической культуре сложилась специальная политико-правовая традиция, которая отрицает власть, насилие и государство. Это знаменитая теория анархизма (от др.-греч. антиархе — безвластие), сформировавшаяся в политической культуре Древней Греции, но особую известность получившая в России. Именно Россия дала пример создания теории классического анархизма (М. А. Бакунин, П. А. Кропоткин, Л. Н. Толстой). Русские анархисты утверждали и доказывали взаимосвязь насилия и власти (но не управления), а из последнего с помощью этических доказательств выводили необходимость упразднения государственной власти, т. е. установления анархии176.

С точки зрения методологии ДОТУ, которой мы придерживаемся, государственная власть — это система структурного управления обществом на профессиональной основе и в соответствии с действующими нормами международного и конституционного права. Данная трактовка, по нашему мнению, учитывает все аспекты государственной власти и выделяет ее главные сущностные признаки. В Дальнейшем исследовании мы будем опираться на это понятие государственной власти.

По основному предназначению (функциям) власти в политической науке различают законодательную, исполнительную и судебную. В XVII веке английский философ Дж. Локк177 впервые обосновал необходимость разделения властей в государстве на законодательную, исполнительную и федеративную.

176 См.: Бакунин М. А. Государство и анархия // Философия, социология, политика. — М.: Правда, 1989. — С. 291—526; Кропоткин П. А. Современная наука и анархия. — Пг.-М., 1920; Толстой Л. Н. Собр. Соч.: Публицистические произведения 1855—1886 гг. — М., 1983. — Т. 16 и др.

177 См.: Локк Дж. Два трактата о правлении // Сочинения: В 3 т. — М., 1988. — Т.3. — С. 339—361.


Под законодательной властью, которая является верховной властью, он подразумевал «власть, которая имеет право указывать, как должна быть устроена сила государства для сохранения сообщества и его членов» 178. Исполнительная и федеративная власти, как считал Локк, должны находиться в одних руках179. Он различал их следующим образом: «...две власти, исполнительная и федеративная, в действительности отличаются друг от друга, так как одна из них включает в себя исполнение муниципальных законов общества внутри его самого по отношению ко всему, что является его частями; другая же включает в себя руководство внешними безопасностью и интересами общества»180. Развивая идею Локка, французский философ Ш. Л. Монтескве (1689—1755 гг.) сформулировал в 1748 г. теорию о разделении власти на три независимые ветви181. Он считал, что принцип разделения властей является средством обеспечения законности, который устанавливает баланс между исполнительной, законодательной и судебной властями. Так как политической властью всегда злоупотребляют, то верховенство права, считал Монтескве, может быть обеспечено лишь разделением властей на законодательную, исполнительную и судебную, с тем чтобы различные ветви власти могли сдерживать друг друга. Практическую реализацию эта идея получила спустя 30 лет в 1778 г. в Конституции США.

178 Там же. — С. 263.

179 См.: Там же. — С. 348 — 349.

180 Там же. — С. 348.

181 См.: Монтескве Ш. О законах, устанавливающих политическую свободу в ее отношении к государственному устройству // Избранные произведения. — М.: Госполитиздат, 1955. — С. 288—316.


В своей книге «О духе законов» 182 Монтескве изложил теорию форм власти, в основе которой лежит трехчастная схема: республика (которая в идеале должна основываться на добродетели), монархия (которая в идеале должна основываться на чести) и деспотия (которая в идеале должна основываться на страхе)183. Его идея разделения властей на законодательную, исполнительную и судебную власти оказала большое влияние на развитие конституционной мысли XVIII — XX вв. Русский философ И. А. Илвин184 считал, например, что власть государства равна сумме властей всех его органов. Поэтому каждый орган имеет только то полномочие, которое он получил от государства и которое, следовательно, в сущности, принадлежит самому государству.

В Российской Федерации согласно Конституции185 (статья 10) государственная власть осуществляется на основе разделения на законодательную, исполнительную и судебную. Законодательная власть сосредоточена в Федеральном Собрании (Совет Федерации и Государственная Дума). Исполнительная власть (Правительство) сосредоточена у Председателя Правительства и у Президента России (специальные службы). Судебная власть сосредоточена в Верховном и Конституционном Судах. Согласно Конституции (статья 12) в Российской Федерации местное самоуправление в пределах своих полномочий самостоятельно. Органы местного самоуправления не входят в систему органов государственной власти. При этом надо учитывать, что такое разделение властей не означает изолированность трех ветвей власти, их полную независимость друг от друга, а указывает на равновесие, сбалансированность, согласованное функционирование и способность в тесном взаимодействии, которые обеспечивает глава государства (Президент России), осуществлять свои функции государственного управления.

182 См.: Монтескве Ш. О духе законов // Избранные произведения. — М.: Госполитиздат, 1955. — С. 159—733.

183 См.: Там же. — С. 169—173.

184 См.: Илвин И. А. Общее учение о праве и государстве // Т. 4. — М., 1994.

185 См.: Конституция Российской Федерации. — СПб., 2004.


Государственная власть реализуется через сферу объективного и субъективного, следовательно, в ее структуре переплетаются элементы идеальных и материальных явлений. К материальным элементам относятся государственные органы и работающие в них люди. К идеальным элементам государственной власти относятся государственная воля, авторитет государственной власти и государственная идеология. Государственная воля формируется в процессе овладения государственной властью и представляет собой сознательную саморегуляцию субъектом государственной власти своей деятельности и обеспечивает преодоление сопротивления объектов власти. Воля субъекта власти проявляется в его осознанной деятельности для достижения политической цели, способности и решимости ее добиваться. Утрата воли к власти приводит к потере власти. В государственной власти может быть воплощена общая воля субъекта верховной государственной власти (президента), господствующего класса (нации, расы, группы и т. д.) либо всего народа.

Авторитет государственной власти — это общепризнанное в стране и за ее пределами влияние субъекта государственной власти и готовность объектов подчиняться ее приказам. Государственная идеология — совокупность идей и взглядов, призванных сформулировать у объектов государственной власти представление о легитимности государственной власти по происхождению и методам реализации, справедливости существующих экономических, политических и других общественных отношений.

Согласно Конституции России186 (статья 13) в Российской Федерации признается идеологическое многообразие. Никакая идеология не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной.

Данное положение вызывает неоднозначную трактовку с точки зрения теории управления. Управлять государством вообще без идеологии невозможно, она присутствует всегда, если не по оглашению, то по умолчанию — обязательно. Но демократическое общество тем и отличается от других, что оно открыто для широкого участия народа в выработке общего курса развития государства — государственной идеологии. Если в государстве одновременно пытаются проводить разные идеологии (иногда противоположные по своей сути), то результат такого управления может иметь непредсказуемый характер, зачастую неудовлетворительного качества.

По нашему мнению, корректнее ставить вопрос о том, чтобы никакая идеология не была бы признана единственно правильной навсегда, но на определенном этапе развития имела временный государственный статус до тех пор, пока обеспечивала бы высокое качество государственного управления и качество жизни ее граждан. По мере общественного и государственного развития одна государственная идеология могла бы заменяться на другую, более совершенную и адекватную требованиям времени в интересах общества.

186 См.: Конституция Российской Федерации. — СПб., 2004.


Процедура замены государственной идеологии или ее трансформации должна быть основана на научных подходах теории управления, объективных статистических результатах и прописана юридически в Конституции или специальном Федеральном Законе. В противном случае декларированное отсутствие государственной идеологии де-юре может использоваться теневой властью в обход интересов общества де-факто.

Ф. Нойман 187 утверждал, что известны три основных метода властвования: убеждение, материальная выгода и насилие. Насилие — самый эффективный в краткосрочной перспективе метод. Однако не эффективен на длительную перспективу. Самым эффективным (и самым дешевым) методом остается убеждение. Однако все три метода — убеждение, выгода и насилие — всегда присутствуют при всех формах правления, считал Нойман. Власть как феномен общественной жизни имеет различные формы проявления:

• насилие и принуждение;

• наказание и поощрение;

• контроль и управление;

• соперничество и сотрудничество;

• влияние и авторитет.

Степень зрелости (устойчивости) и эффективности любой власти определяется соотношением форм ее проявления в жизни общества. Если власть вынуждена длительное время и в большей степени проявлять на практике (а не как фактор сдерживания) насилие, принуждение и наказание, то такая власть неэффективна и обречена в перспективе на свое вырождение.

187 Cm.: Neumann F. The Democratic and Authoritarian State. — New York, 1957.


Если власть длительное время и в большей степени опирается на сотрудничество, влияние и авторитет, то такая власть имеет длительную перспективу и высокое качество управления. Неправильно отождествлять силу государства с ее эффективностью. Автору исследования близка позиция В. В. Илвина и А. С. Панарина188 в определении эффективности власти. Они отмечали, что эффективность есть умение достичь максимальных результатов соответственно поставленным (субъективным) целям, запросам, потребностям с минимумом потерь, затрат, наращиванием отдачи, достижением выгод при неусилении конкурентов, соперников, антагонистов.

В. А. Ачкасов и В. А. Гуторов189 считают, что государственная власть способна концентрировать в своих руках значительные материальные ресурсы, которые могут способствовать формированию у ее объекта такого мотива, как интерес. Власть, основанная на интересе, как правило, наиболее стабильна. Личная заинтересованность побуждает людей к добровольному и добросовестному выполнению указаний и распоряжений субъекта власти. К аналогичным результатам приводит мотив убеждения, связанного с понятиями «менталитет», «ценностные ориентации и установки». Готовность подчиняться государственной власти формируется под воздействием высоких идейных побуждений патриотического, религиозного или нравственного толка. Авторитет также представляет собой благоприятную для власти мотивацию подчинения.

188 См.: Илвин В. В., Панарин А. С. Философия политики. — М.: Изд-во МГУ, 1994.

189 Политология: учебник / под ред. В. А. Ачкасова, В. А. Гуторова. — М.: Высшее образование, 2007. — С. 134.


Власть, основанная на интересе, убежденности и авторитете, часто перерастает в идентификацию (отождествление) подчиненного с руководителем. Таким образом достигается максимальная сила власти и руководитель воспринимается подчиненным как свой представитель и защитник.

А. И. Кравченко190 пишет, что государственная власть должна иметь как минимум два вида монополии — фискальную монополию (сбор налогов) и монополию на законное (легитимное) насилие. Без этих монополий не обходится ни один тип государства, будь оно монархией, республикой, тиранией, олигархией и т. п. В политологии выделяют важнейший атрибут власти — ее законность (легитимность), т. е. добровольное признание большинством членов общества правомерности действующего политического режима. Легитимизация государственной власти — это ее признание или подтверждение законности права на власть, обладание престижем. По проблемам легитимности и легитимизации власти следует выделить работы О. Ф. Шаброва 191. В них автор всесторонне исследует это сущностное свойство власти, посредством подробного структурного и функционального анализа, с использованием методов математического моделирования в сочетании с применением психологических методов, что позволяет глубоко исследовать легитимность власти как явление политической жизни.

190 Кравченко А. И. Политология: учеб. — М.: ТК Велби, Изд-во «Проспект», 2008. — С. 192.

191 См.: Шабров О. Ф. Политическая власть, ее эффективность и легитимность // Политология: учебник / отв. ред. В. С. Комаровский. — М.: Изд-во РАГС, 2002; Шабров О. Ф. Политическое управление: проблема стабильности и развития. — М., 1997.


По мнению В. Н. Протасова192, политическая власть в обществе (и прежде всего это касается государственной власти) может быть легальной (законной) и теневой (скрытой, невидимой, нелегальной). Носителями последней могут быть неформальные группы в правящей элите, политические секты, мафиозные организации и др. Теневая власть может быть также легализована, если будет официально разрешена деятельность этих, претендующих на власть, организаций. Любая государственная власть ищет поддержки в обществе. Традиционно большинство населения страны добросовестно и сознательно подчиняются требованиям государственной власти в лице государственных органов и должностных лиц. Однако не всегда поддержка политики государственной власти большинством населения есть неоспоримое благо. Необходимо еще, чтобы деятельность государственной власти получила одобрение международного сообщества, не ущемляла права соседних государств, не противоречила морали. Важнейшим элементом политической системы социальных, а следовательно, демократических и правовых государств является прямая демократия. Примером наиболее полного развития этого института является родина первого в мире референдума — Швейцария. Все знают, что решение референдума обязательно для государственной власти. Однако в СССР государственная власть проигнорировала итоги референдума от 17 марта 1991 года, в результате чего был разделен Советский Союз и образовались новые субъекты международного права.

192 См.: Протасов В. Н. Теория права и государства. Проблемы теории права и государства. — М.: 2001.


И. А. Илвин 193 выделял аксиомы (основоположения) власти. Взятые вместе, они утверждают, что основная природа права и государства мирится не со всяким восхождением к власти, что есть пути к власти, вступать на которые значит разрушать самую власть и государство. Борьба за власть должна при всех условиях сохранять свою политическую природу. Политика имеет свои особые пути и формы, и людям еще никогда не удавалось нарушать и попирать их безнаказанно. Аксиомы власти следующие:

1. Государственная власть не может принадлежать никому, кроме правомочных.

2. Государственная власть каждого политического союза должна быть едина.

3. Государственная власть всегда должна осуществляться лучшими людьми, удовлетворяющими этическому и политическому цензу.

4. Политическая программа может включать в себя только такие меры, которые преследуют общий интерес.

5. Программа власти может включать в себя только осуществимые меры или реформы.

6. Государственная власть принципиально связана распределяющей справедливостью, но она имеет право и обязанность отступать от нее, и только тогда, когда этого требует поддержание национально-духовного и государственного бытия народа.

193 См.: Илвин И. А. О сущности правосознания // Соч.: В 2 т. — М., 1993. — Т.1.: Философия права. Нравственная философия.


Водворение справедливости в общественной жизни людей является, подчеркивает И. А. Илвин, одной из основных задач государственной власти: это вытекает уже из самой природы права и государства 194.

Исследуя феномен власти, нельзя обойти вопрос о соотношении власти и политики. Современный философский Словарь по социальной философии дает следующее определение политики: «Политика — сфера человеческой деятельности, связанная с отношениями между людьми по поводу установления, функционирования и изменения власти в обществе. П. органично связана с осуществлением власти, и потому определение понятия П. прямо зависит от понимания сущности власти» 195. Ледяев считает, что «политика включает в себя все Социальные отношения и события, которые оказывают существенное влияние на жизнь социальной общности, она выражается в любых действиях людей, направленных на изменение или сохранение условий их жизнедеятельности» 196. И. А. Иванников197 рассматривает политику как взаимодействие наций, иных социальных общностей, классов, политических партий, движений и индивидов по вопросу завоевания, удержания, осуществления государственной власти или влияния на нее. П. В. Алексеев198 определяет политику как сознательно проводимую линию поведения социального субъекта по отношению к другим субъектам или объектам. То есть в наиболее общем смысле можно сказать, что конечная цель любой политики — это власть.

194 См.: Там же.

195 Никитин С. А. Политика // Социальная философия: словарь / сост. и ред. В. Е. Кемеров, Т. Х. Керимов. — М.: Академический Проспект, 2003. — С. 309 — 310.

196 Ледяев В. Г. Власть: Концептуальный анализ. — М.: Рос. полит. энциклопедия, 2001. — С. 339.

197 Иванников И. А. Эффективность государственной власти в России: проблемы теории и практики: монография. — Ростов-на-Дону: РГУПС, 2004. — С. 7.

198 Алексеев П. В. Социальная философия: учеб. пособие. — М.: ТК Велби, Изд-во «Проспект», 2005. — С. 45.


В качестве промежуточных выводов исследования отметим следующее. Институциональный подход к анализу власти как важнейшему социально-политическому институту позволил выявить главные ее характеристики: насилие, управление, регламентация, организация. Выявлены сущностные характеристики власти как реализуемой способности к социальному управлению:

• легитимность власти (добровольная поддержка власти большинством населения);

• целеустремленность власти (способность к целеполаганию на основе корпоративного консенсуса либо общественного согласия);

• концептуальная определенность власти по целям и способу достижения избранных целей;

• эффективность власти (способность достигать намеченной цели при минимальных затратах ресурсов власти);

• способность к прогнозированию последствий своих решений и действий на основе вышеперечисленных качеств.

Понятие «государственная власть» как фундамент содержания феномена власти — это система структурного управления обществом на профессиональной основе и в соответствии с действующими нормами международного и конституционного права.