БИБЛИОТЕКА

Просмотров

Website Hit Counters

ФЕНОМЕН КОНЦЕПТУАЛЬНОЙ ВЛАСТИ: СОЦИАЛЬНО-ФИЛОСОФСКИЙ АНАЛИЗ

Солонько Игорь Викторович

СОДЕРЖАНИЕ

ГЛАВА 1. ГОСУДАРСТВО И ОБЩЕСТВО: СОЦИАЛЬНО-ФИЛОСОФСКИЙ АНАЛИЗ

1.1. КОНЦЕПЦИИ ВЛАСТИ В СОЦИАЛЬНОЙ МЫСЛИ

Монография " Феномен концептуальной власти: социально-философский анализ "Понятие власти имеет множество трактовок у различных специалистов в зависимости от научной школы и области применения. Слово «власть» широко используется в различных языках. Так, например, по-английски власть, the power — это не только власть, но и держава, государство со всей его мощью; по-французски le pouvoir — это не только власть как таковая, но и синоним центрального правительства; по-немецки die Gewalt — это не только «власть», но и «мощь», а также «насилие».

 

Наконец, в русском языке власть часто оказывается синонимом начальства, а слово «власти» обозначает властные органы государства, органы централизованного управления. В. И. Даль определяет власть как «право, сила и воля над чем-то, свобода действий и распоряжений; начальствование; управление... Властвовать — управлять властью, господствовать, повелевать, распоряжаться»64. «Словарь русского языка» С. И. Ожегова дает следующее пояснение к статье «власть»: «Власть — 1. Право и возможность распоряжаться кем — чем-нибудь, подчинять своей воле. 2. Политическое господство, государственное управление и органы его... 3. Лица, облеченные правительственными, административными полномочиями...»65. Другими словами, подчеркивается легитимность власти, ее ориентированность на полномочия и законный характер.

64 Даль В. И. Толковый Словарь живого великорусского языка: В 4 т. — М.: Терра — Книжный клуб, 1998. — Т.1. — С. 522.

65 Ожегов С. И. Словарь русского языка: Ок. 57 000 слов / под ред. д. ф/л. н., проф. Н. Ю. Шведовой. — 14-е изд., стереотип. — М.: Рус. Яз., 1983. — С. 77.


«Большая советская энциклопедия» дает следующую трактовку власти: «Власть — авторитет, обладающий возможностью подчинять своей воле, управлять или распоряжаться действиями других людей. Появилась с возникновением человеческого общества и будет в той или иной форме всегда сопутствовать его развитию. Власть необходима, прежде всего, для организации общественного производства, которое немыслимо без подчинения всех участников единой воле, а также для регулирования других взаимоотношений между людьми, связанных с жизнью в обществе».66

 

«Новая российская энциклопедия» дает следующее определение в статье «власть»: «Власть — возможность оказать воздействие на что-то и на кого-то. Власть тесно связана с господством и авторитетом...»67 Словарь «Социальная философия»68 дает следующее определение понятия власти: «Власть в самом общем смысле есть способность и возможность социального субъекта осуществлять свою волю, используя различные ресурсы и технологии (авторитет, силу, традиции, закон, техники манипуляции сознанием и т. д.)». В этом определении вскрываются механизмы действия власти, ее рычаги воздействия на социальную и культурную жизнь общества (авторитет, сила, традиции и т. д.). В анализе идеологии концептуальной власти мы остановимся именно на этой стороне властных отношений, имеющей социальный характер.

66 Большая советская энциклопедия (В 30 томах). Гл. ред. А. М. Прохоров. 3-е изд. — М.: Советская энциклопедия, 1977. — Т. 5. — С. 151.

67 Новая российская энциклопедия: В 12 т. — М.: Энциклопедия, 2003. — Т.4. — 2008. — С. 60.

68 Шабурова О. В. Власть // Социальная философия: Словарь / сост. и ред. В. Е. Кемеров, Т. Х. Керимов. — М.: Академический Проспект, 2003. — С. 49.


Власть — одно из фундаментальных начал общества и политики

В философии политики различают следующие четыре традиционные концепции власти:

• волюнтаристская;

• коммуникативная;

• структуралистская;

• постмодернистская69.

 

1. Волюнтаристская модель власти, основанная на традициях общественного договора. Власть в этой модели рассматривается через призму намерений и страстей, т. е. главным системообразующим началом властных отношений выступает воля. Вся общественная жизнь в ней сводится к притязаниям и отношениям индивидов. Любой коллектив представляется лишь в качестве совокупности отдельных воль. Власть как воля должностного лица должна управлять этой совокупностью воль с целью достижения общественного блага. Впервые эта модель властных отношений сформулирована в трудах классиков английской политической мысли — Т. Гоббса70 и Дж. Локка71.

Давид Юм72 показал, что понятие «власть» близко понятию «причина», но в отличие от причины власть связана и с результатом.

69 Новая философская энциклопедия: В 5 т. М.: Мысль, 2000. — Т. 1. — С. 418.

70 См.: Гоббс Т. Сочинения: В 2 т. — М., 1991. — Т. 2. — С. 128-134.

71 См.: Локк Дж. Два трактата о правлении // Сочинения: В 3 т. — М., 1988. — Т. 3. — С. 263-266; 270-273.

72 См.: Юм Д. О происхождении государственной власти // Сочинения: В 2 т. — Т. 1. — М.: Мысль, 1996. — С. 573-578.


К этой же модели относится теория рационального выбора, которая постулирует существование скрытых причин и структур. Общественная жизнь, по Юму73, состоит из цепи последовательных взаимодействий между индивидами и группами, в которых особая роль отводится мотивации, стимулам участников властных отношений. Р. А. Даль74 рассматривал власть как способность заставить других делать нечто, что при отсутствии давления они делать бы не стали, т. е. как способность приводить вещи в движение, изменять ход событий. Властные отношения в его представлении состоят из стимулов и реакций.

В русской социальной мысли идеи общественного договора стали востребованы в постпетровской России. Идеологи российского Просвещения включили их в свой социально-философский контекст и развивали с учетом русских социокультурных традиций75. Это работы И. Т. Посошкова 76, М. М. Щербатова 77, А. Н. Радищева78 и др.

73 См.: Юм Д. О политическом обществе // Сочинения: В 2 т. — Т. 2. — М.: Мысль, 1996. — С. 209-215.

74 См.: Dahl R. The Concept of Power // Behavioral Science. 1957. — N 2. — P. 201-215.

75 См.: История политических и правовых учений / под общ. ред. академика РАН В. С. Нерсесянца. — М.: Норма, 2005. — С. 160-189.

76 См.: Посошков И. Т. Книга о скудости и богатстве и другие сочинения / ред. и коммент. Б. Б. Кафенгауза; ред. изд-ва В. Р. Швейковская; худож. И. Ф. Рерберг. — М.: Изд-во АН СССР, 1951.

77 См.: Щербатов М. М. О повреждении нравов в России [Электронный ресурс] / Режим доступа: http://imwerden.de/pdf/scherbatow_o_nrawach.pdf, свободный. — Загл. с экрана.

78 См.: Радищев А. Н. Избранные философские и общественно-политические произведения. [(К 150-летию со дня смерти. 1802 — 1952 гг.) / под общ. ред. и со вступит. статьей И. Я. Щипанова. — М.: Госполитиздат, 1952.


2. Герменевтическая, или коммуникативная, модель власти связана с феноменологией и герменевтикой как философскими концепциями и методами познания социальной действительности.

Ее сторонники полагают, что власть конституируется благодаря разделяемым членами данной социальной общности смыслам. Убеждения являются центральным ингредиентом властных отношений, и соображения рациональности обязательно участвуют в общественной жизни. Этот подход также включает веру в то, что люди по своей природе — лингвистические существа и язык во многом предопределяет характер общества и формы существующей власти. Власть входит в систему важнейших социокультурных ценностей, которые конституируют идентичность, равно как и возможности деятельности социальных агентов. Коммуникативная модель при этом подразумевает, что главным источником власти является общая система норм и убеждений (т. е. духовная культура), разделяемая членами социальной общности. Такой подход предполагает, что язык выступает основным средством социализации человека в коммуникативной среде, в которой возникают властные отношения. Герменевтическая, или коммуникативная, модель власти связана с именами Г. Гадамера79, М. Маклюэна80 и др.

79 См.: Гадамер. Г.-Г. Истина и метод / пер. с нем.; общ. ред. и вступ. ст. Б. Н. Бессонова. — М.: Прогресс, 1988 и др.

80 См.: Маклюэн М. Пресса: управление посредством утечки информации (рус.) / пер. Руслана Хестанова — Press: Government by Newsleak // Отечественные записки: журнал. — 2003. — № 3; Маклюэн М. Понимание медиа: внешние расширения человека — Understanding Media: The Extensions of Man. — М.: Кучково поле, 2007.


В современных культур-философских и социально-философских исследованиях герменевтических построений следует указать работы петербургского философа А. А. Грякалова81.

3. В структуралистской модели признается, что власть обладает структурной объективностью, которую не признают сторонники первых двух концепций. Структура власти делает возможным человеческое поведение и одновременно ограничивает его. Она может иметь нормативный характер, но она не сводится только к взглядам и убеждениям людей. Этот подход определяет власть как способность действовать. Социальные агенты обладают властью в силу устойчивости отношений, в которых они участвуют. Основу власти составляют объективные материальные отношения, которые развиваются по определенным структурным правилам и законам. Эти общие закономерности развития социальных структур делают устойчивыми властные отношения. Структуралистская модель власти связана с именами К. Маркса82 и Э. Дюркгейма83.

Марксизм трактовал государство как орудие господствующего класса, служащее для подавления других классов. Изначально были общества, которые обходились без государственной власти. Затем, на определенной ступени экономического развития, которая была связана с расколом общества на классы, стало необходимым образование государства. Согласно марксизму, с развитием производства в коммунистической формации неизбежно исчезнут классы, а вместе с этим произойдет постепенное отмирание государства и общество естественным путем перейдет в режим самоуправления.

81 См.: Грякалов А. А. Контекст глобализации и философия события // Глобализация: Pro et contra: Материалы Международной конференции «Глобализационный вызов истории на рубеже тысячелетий: приоритеты российской культуры и искусства». — СПб.: Астерион, 2006. — С. 22 — 32; Грякалов А. А. Русский космизм и философия события (Образ — Проект — Событие) [Электронный ресурс] / Режим доступа: http://www.intelros.ru/2007/06/29/

aagrjak:alov_russkijj_k:osmizm_i_filosofija_sobytija_obraz__proekt__sobytie.html, свободный. — Загл. с экрана; и др.

82 См.: Маркс К. К критике гегелевской философии права // Сочинения: В 30 т. / К. Маркс, Ф. Энгельс. — 2-е изд. — М.: Госуд. изд-во полит. лит-ры, 1955. — Т. 1. — С. 219 — 368 и др.

83 См.: Дюркгейм Э. Социология. Ее предмет, метод, предназначение. — М.: Канон, 1995 и др.


4. Постмодернистская модель власти значительно расширяет сферы научного познания власти, которая концентрируется не только в социально-политической сфере, но и на микроуровне, в индивидуальном общении. Основу «микровласти» составляет асимметрия влияний субъектов друг на друга, что позволяет говорить о власти как об универсальном явлении. Постмодернистская модель власти имеет множество вариантов. Отвергая индивидуализм и волюнтаризм, постмодернисты считают, что язык и символы являются центральными элементами власти. С их точки зрения, научный дискурс не обладает достаточной познавательной достоверностью. Так, М. Фуко84 считал необходимым «подтолкнуть восстание порабощенного знания», которое затемнено общепризнанным знанием. В генеалогическом анализе власти он исходил из того, что власть концентрируется не только в политической сфере, но властные отношения встречаются повсюду: в личных отношениях, в семье, в университете, в офисе, в больнице и в культуре в целом. Асимметрия влияний, заключающаяся в том, что индивид А сильнее влияет на индивида Б, чем Б на А, говорит о том, что власть — это универсальное общественное отношение. Постмодернисты делают акцент на анализе «микровласти». Однако, по нашему мнению, ни одна из существующих политологических моделей власти не дает о ней целостного и законченного представления.

84 Cm.: Foucault M. The Subject and Power // Power: Critical Concepts / ed. by John Scott. Vol. 1. London: Routledge, 1994. — P. 218-233.


Это обусловлено крайней сложностью и противоречивостью власти как социально-политического явления. Поэтому возможно понимание власти, сформировавшееся на стыке наук: политологии, социологии, социальной психологии, культурологии, общей экономики и социальной философии. Постмодернистская модель власти связана с именами Ж. Деррида85, М. Фуко86 и др.

На наш взгляд, такое универсальное понимание власти, связанное с междисциплинарным подходом, способна дать теория концептуальной власти, базирующаяся на достаточно общей теории управления, анализе авторитарных способов власти в истории мировой культуры (жречество, кастовый строй в патриархальных обществах, средневековые ордена и т. д.).

В исследовательской литературе87 существуют разнообразные определения власти, что отражает сложность и многогранность этого явления. Можно выделить следующие важнейшие аспекты трактовки власти:

Телеологические (с точки зрения цели) определения характеризуют власть как способность достижения поставленных целей, получения намеченных результатов.

85 См.: Деррида Ж. Глобализация. Мир. Космополитизм: пер. с фр. Д. Олвшанского // «Космополис». — 2004. — № 2 (8). — С. 125-140 и др.

86 См.: Фуко М. Воля к истине: по ту сторону знания, власти и сексуалвности. Работы разных лет: пер. с фр., сост., комм. и послесл. С. Табачниковой. — М.: Касталь, 1996 и др.

87 См.: Ледяев В. Г. Власть: Концептуальный анализ. — М.: Рос. полит. энциклопедия, 2001; Ледяев В. Г. Формы власти: типологический анализ // Полис. — 2000. — № 2. — С. 6-18; Халипов В. Ф. Наука о власти. Кратология. — М.: ОСЬ-89, 2008; Халипов В. Ф. Кратология — наука о власти: Концепция. — М.: Экономика, 2002; Халипов В. Ф. Власть: Основы кратологии. — М.: Луч, 1995; Косов Р. В. Пределы власти (история возникновения, содержание и практика реализации доктрины разделения властей). — Тамбов: Изд-во Тамб. гос. техн. ун-та, 2005; Технология власти (философско-политический анализ) / РАН. Ин-т философии; ред. Р. И. Соколова. — М.: ИФ РАН, 1995; и др.


Бертран Рассел88 считал, что власть может быть определена как реализация намеченных целей.

Бихевиористические трактовки рассматривают власть как особый тип поведения, при котором одни люди командуют, а другие подчиняются. Г. Лассуэлл89 считает, что человек видит во власти средство улучшения жизни и самоцель, позволяющие наслаждаться ее обладанием. Политическая власть складывается как баланс политических сил.

Психологические интерпретации власти трактуют ее с точки зрения психоанализа как проявление, сублимацию подавленного либидо, представляющего собой подверженное трансформации влечение преимущественно сексуального характера (Зигмунд Фрейд)90 или же психическую энергию вообще (Карл Густав Юнг)91.

Системная трактовка рассматривает власть как способность системы обеспечивать исполнение ее элементами принятых обязательств, направленных на реализацию ее коллективных целей. Системностью власти обусловливается ее относительность, т. е. распространенность на определенные системы. К. Дейч92, применяя кибернетический вариант системной теории власти, стремился придать новый смысл старым понятиям власти и государства.

88 См.: Власть: Очерки современной политической философии Запада. — М., 1989. — С. 136.

89 См.: Lasswel H., Caplan A. Power and society: A framework for political inquiry. — New Haven (Conn.), 1963.

90 См.: Власть: Очерки современной политической философии Запада. — М., 1989. — С. 259-261.

91 См.: Юнг К. Г. Личное и сверхличное, или Коллективное бессознательное. — М.: ПРИОР, 1999.

92 См.: Deutsch K. W. The nerves of government. — N. Y., 1963. — P. 124.


По его мнению, решающей функцией власти является регулирование групповых конфликтов и осуществление коммуникации внутри системы. Н. Луман93, опираясь на концепцию Дейча, считал, что властью над обществом обладает только политическая система как целое. Ее основу составляет монополия на законные решения, которая гарантируется средствами принуждения.

Структурно-функционалистские интерпретации власти рассматривают ее как свойство социальной организации, как способ самоорганизации человеческой общности, основанный на целесообразности разделения функций управления и исполнения. Власть — это свойство социальных статусов, ролей, позволяющее контролировать ресурсы, средства влияния (поощрения и наказания). В работах Т. Парсонса 94 вводится понятие «социетальное сообщество» как общество (группа), которое имеет своей основной функцией определение обязательств, вытекающих из лояльности по отношению к социетальному коллективу, как для его членов в целом, так и для различных категорий дифференцированных статусов и ролей внутри общества. Так, в большинстве современных обществ готовность к военной службе является проверкой лояльности для мужчин, но не для женщин. Лояльность состоит в готовности откликнуться на «обоснованный» призыв, сделанный от лица коллектива или во имя «общественного» интереса. Нормативная проблема состоит в определении тех случаев, когда подобный отклик устанавливает обязанность. В принципе, в лояльности нуждается любой коллектив, но особую важность она имеет для социетального сообщества.

93 См.: Власть: Очерки современной политической философии Запада. — М., 1989. — С. 82-83.

94 См.: Парсонс Т. Система современных обществ. — М.: Аспект-Пресс, 1997.


Обычно от имени и в интересах социетальной лояльности выступают государственные органы, они же следят за выполнением соответствующих норм. Однако существуют и другие общественные инстанции, пользующиеся таким же правом, как государство, но не являющиеся разновидностями его структур. Особую важность представляют отношения между лояльностями подгрупп и индивидов по отношению к социетальному коллективу, то есть всему обществу. Фундаментальной чертой всех человеческих обществ является ролевой плюрализм, участие одних и тех же людей в ряде коллективов. Расширение ролевого плюрализма является важной составляющей процессов дифференциации, ведущих к становлению обществ современного типа. Поэтому одной из значительных проблем интеграции, стоящих перед социетальным сообществом, является проблема регулирования лояльностей его членов по отношению к нему самому и к другим коллективам.

Как подчеркивает Т. Парсонс, социетальное сообщество представляет собой сложную сеть взаимопроникающих коллективов и коллективных лояльностей, систему, для которой характерны дифференциация и сегментация. Так, семейные ячейки, деловые фирмы, церкви, правительственные учреждения, учебные заведения и т. п. отделены друг от друга. А каждый такой тип коллектива состоит из множества конкретных коллективов, например, из множества семей, каждая из которых насчитывает несколько человек, и из многих локальных сообществ. Лояльность по отношению к социетальному сообществу должна занимать высокое место в любой устойчивой иерархии лояльностей и потому является предметом особой заботы общества.

И все-таки высшее место в этой иерархии принадлежит культурной легитимизации нормативного порядка общества. В первую очередь она действует через институционализацию системы ценностей, которая является составной частью и социетальной, и культурной систем. Затем выборочные ценности, являющиеся конкретизациями общих ценностных образцов, становятся частью каждой конкретной нормы, интегрированной в легитимный порядок. В системе норм, которые управляют лояльностями, следовательно, права и обязанности коллективов должны быть согласованы не только между собой, но и с легитимными основаниями и порядком в целом95.

Реляционистские (от франц. relation — отношение) определения рассматривают власть как отношение между двумя партнерами, агентами, при котором один из них оказывает определяющее влияние на другого. Такой подход выделяет основные компоненты власти: субъект, объект, средства (ресурсы) и процесс взаимодействия между ними.

Конфликтологический подход определяет власть с точки зрения форм и методов разрешения политических конфликтов в обществе. В теории конфликта подчеркивается борьба между различными группами за ограниченные ресурсы; придается главное значение формам сотрудничества в системе политической власти96.

95 См.: Парсонс Т. Системы действия и Социальные системы // Система современных обществ. — М.: Аспект-Пресс, 1997.

96 См.: Анцупов А. Я., Прошанов С. Л. Конфликтология: междисциплинарный подход, обзор диссертационных исследований. — М.: Дом Советов, 1997.


Западные исследователи расходятся в своих трактовках понятия власти. Так, М. Вебер97 считал, что власть в конечном счете — это согласие людей подчиняться во имя определенного порядка или управления. Г. Лассуэлл98 определяет власть как участие в принятии решений, когда политика других действующих лиц подвергается влиянию угрозы или фактического применения жестких санкций или лишений. Т. Парсонс 99 полагает, что власть — система ресурсов, с помощью которых достижимы общие цели. Он сравнивает власть с институтом денег: и то и другое выполняет объединяющую, интегрирующую функцию в обществе. П. Блау100 считает, что власть — это способность людей или группы людей навязывать свою волю другим, несмотря на их сопротивление. Данная трактовка существенно сужает понятие власти, так как власть может осуществляться и по принципу «каждый в меру своего понимания общего хода вещей работает на себя, а в меру своего непонимания или недопонимания — на того, кто понимает больше его». Концептуальное понимание власти использует и этот оттенок властных отношений. Гносеология как теория познания приобретает не только исследовательский характер, но и ярко выраженную социально-политическую направленность.

Власть возможна и вне системы отношений господства и прямых директив или указаний, без насилия или угрозы его применения, а за счет более высокой меры понимания законов общественного развития и методов бесструктурного управления.

97 См.: Вебер М. Избранные произведения: пер. с нем.; сост., общ. ред. и послесл. Ю. Н. Давыдова; предисл. П. П. Гайденко. — М.: Прогресс, 1990.

98 См.: Lasswel H., Caplan A. Power and society: A framework for political inquiry. — New Haven (Conn.), 1963.

99 См.: Парсонс Т. Система современных обществ.— М.: Аспект-Пресс, 1997.

100 Blau P. Exchange and power in social life. — N. Y., 1964. — P. 117.


Р. Даль 101 считает, что суть власти выражается следующей формулой: «А имеет власть над Б в той мере, в какой он может заставить Б сделать то, что Б в ином случае не стал бы делать». Б. Рассел102 определял власть как способность менять отношения людей и добиваться цели. Стивен Лукс103 писал, что политические деятели или группы обладают целым набором специфических человеческих сил или возможностей: убеждать, приводить доводы, рефлексировать, общаться, предвидеть результаты действий и мер (хотя бы некоторые), оценивать последствия и изменять поведение в зависимости от такой оценки. В этом и состоит уникальность власти в человеческом обществе: концепция власти рассматривается с точки зрения морали. Именно эти человеческие возможности и силы становятся основой того, что мы придаем моральный и политический смысл понятию «власть». Мэри Паркер Фоллет (1868—1933 гг.), одна из основоположниц «научного менеджмента», рассматривает власть как имманентно присущую управлению функцию: «Власть — это способность добиваться определенных целей, быть их причиной, порождать изменения» 104. М. Кастелвс105 трактует власть как возможность предписывать поведение, и оно содержится в сетях информационного обмена и в манипуляции символами, которые соотносят социальных акторов, институты и культурные движения посредством пиктограмм, представителей, интеллектуальных усилителей.

101 Dahl R. The Concept of Power // Political Power A Reader in Theory and Research / ed. by Roderick Bell, David V. Edwards and R. Harrison Wagner. New York: The Free Press; London: Collier-Macmillan, 1969. — P. 80.

102 Russel B. Power: A New Social Analysis. — London, 1985. — P. 26.

103 Цит. по: Болл Т. Власть // Райгородский Д. Я. Психология и психоанализ власти: хрестоматия. Т. 1. — Самара: Издательский дом «БАХРАХ», 1999. — С. 31.

104 См.: Классики менеджмента / под ред. М. Уорнера / пер. с англ. под ред. Ю. Н. Каптуревского. — СПб.: Питер, 2001.

105 Стратегическая психология глобализации: Психология человеческого капитала: учеб. пособие / под науч. ред. д-ра психол. наук, проф. А. И. Юрьева. — СПб.: Logos, 2006. — С. 493.


Отечественные исследователи, так же как и их западные коллеги, дают различные трактовки понятия власти. В. Г. Ледяев106 определяет власть как способность субъекта обеспечить подчинение объекта в соответствии со своими намерениями. Московский политолог А. И. Кравченко107 считает, что власть — это совокупность политических или управленческих решений, которые применяет ключевая фигура по отношению к другим людям независимо от их воли и желания. Петербургский философ В. И. Кравченко дает комплексное определение власти: «Власть в человеческом обществе носит целостный интегрированный характер, внутренне обусловленный действием генетических, биологических, социальных и культурологических факторов как индивидуального, так и группового кратического поведения, подчиненного целостно-мотивационным, нормативно-регулятивным и информационно-коммуникативным механизмам формирования отношений господства и подчинения»108.

106 Ледяев В. Г. Власть: Концептуальный анализ. — М.: Рос. полит. энциклопедия, 2001. — С. 58; 352.

107 Кравченко А. И. Политология: учеб. — М.: ТК Велби, Изд-во «Проспект», 2008. — С. 440.

108 Кравченко В. И. Власть и коммуникация: проблемы взаимодействия в информационном обществе: монография. — СПб.: Изд-во СПбГУЭФ, 2003. — С. 267.


Более точная, по нашему мнению, трактовка власти предложена Ф. М. Бурлацким. Он писал: «Власть — это реальная способность осуществлять свою волю в социальной жизни, навязывая ее, если необходимо, другим лицам; политическая власть как одно из важнейших проявлений власти характеризуется реальной способностью данного класса, группы и индивида проводить свою волю, выраженную в политике и правовых нормах»109. Схожей позиции придерживается и К. С. Гаджиев: «Под властью подразумевается способность ее субъекта (отдельной личности, группы людей, организации, партии, государства) навязать свою волю другим людям, группам, сословиям, классам, обществу в целом, распоряжаться и управлять их действиями насильственными либо ненасильственными средствами и методами» 110. Петербургские политологи В. А. Ачкасов и В. А. Гуторов используют классическую трактовку власти: «Власть (от англ. power) — центральная и многозначная категория политической науки, чаще всего определяется как способность и возможность субъекта осуществлять свою волю, оказывать воздействие на деятельность людей посредством авторитета, насилия, права, принуждения и других средств»111.

Часто в определениях власти присутствует способность субъекта оказывать влияние или воздействие на объект, но при этом не всякое влияние или воздействие относится к феномену власти. В. И. Курбатов считает, что властное влияние — это харизматическое влияние112. Но понятие «харизма» как совокупность исключительных качеств лидера имеет большее отношение к психологии, чем к управлению, хотя Макс Вебер определял этим термином целую структуру социальных отношений (харизматический тип общества). Изначально понятие власти имело сакральный смысл.

109 Бурлацкий Ф. М. Ленин, государство, политика. — М.: Политиздат, 1970.--С. 83.

110 Гаджиев К. С. Политология (основной курс): учеб. — М.: Высшее образование, 2007. — С. 123.

111 Политология: учебник / под ред. В. А. Ачкасова, В. А. Гуторова. — М.: Высшее образование, 2007. — С. 659.

112 См.: Курбатов В. И. «Магия власти»: Харизма и реалии / В. И. Курбатов. — Ростов-на-Дону: Феникс, 1996.


П. А. Сапронов113 утверждает неустранимость во власти сакрального момента, до тех пор пока власть не превращается в управление. Мы полагаем, что только управленческое воздействие, которое всегда концептуально определено по целям и способам их достижений, имеет непосредственное отношение к природе власти. Понятие власти и понятие управления всегда неразрывно связаны между собой. Считается общим положением, что когда какой-либо субъект управляет каким-либо объектом, то подразумевается при этом, что этот субъект обладает властью над объектом. То есть управление как социальный процесс естественным образом порождает власть как реализованную на практике способность управлять.

На наш взгляд, в контексте данного исследования наиболее адекватно и полно понятию власти соответствует следующее определение114: власть — это реализуемая на практике способность субъекта (социальной группы, организации) к социальному управлению. Данная трактовка позволяет в общем смысле учесть все вышеизложенные аспекты власти как политического явления, но при этом выделяет ее суть как реализованную на практике способность к социальному управлению. Дальнейшее исследование будет вестись, опираясь именно на это понятие власти. При этом под «управлением» мы подразумеваем такое определение115: управление — это неразрывный процесс целеполагания (выбора цели), определения способа достижения цели (концепции) и практической реализации концепции управления для достижения поставленной цели.

113 См.: Сапронов П. А. Власть как исходный феномен культуры / П. А. Сапронов // Вестник ЛГУ им. А. С. Пушкина: науч. журн.: серия «Философия». — 2010. — № 3. — Т. 2. — С. 152 — 161.

114 Ефимов В. А., Солонько И. В. Основы эффективного управления: краткий курс лекций. Учебное пособие, СПбГУ, 2-е изд., стереотип. — СПб.: СОЛО, 2008. — С. 26.

115 Там же. — С. 7.


В качестве методологической основы нашего исследования применяется «Достаточно общая теория управления» (ДОТУ)116, разработанная авторским коллективом факультета прикладной математики — процессов управления Санкт-Петербургского государственного университета под руководством члена-корреспондента Академии Наук СССР и Академии Наук Российской Федерации Владимира Ивановича Зубова117 (1930 — 2000 гг.). Во всем многообразии социально-политических, экономических и других процессов при рассмотрении их в качестве процессов управления или самоуправления можно выявить присущее им всем общее и соответственно этому общему построить понятийно-терминологический аппарат междисциплинарного общения специалистов различных научных отраслей. Методология ДОТУ применительно к теме исследования кратко выражается в следующих положениях:

I. Процесс управления (самоуправления) имеет следующие составляющие его компоненты:

• субъект управления (тот, кто управляет);

• объект управления (то, чем управляют);

• прямые связи (от субъекта к объекту);

• обратные связи (от объекта к субъекту);

• внешняя среда (совокупность всех внешних факторов, оказывающих воздействие на процесс управления).

116 См.: Достаточно общая теория управления. Постановочные материалы учебного курса факулвтета прикладной математики — процессов управления Санкт-Петербургского государственного университета (1997 — 2003 гг.). — СПб., 2003; Новосибирск, 2007.

117 См.: Зубов В. И. Лекции по теории управления. — М., Наука, 1975; Зубов В. И. Апокалипсис. Завет ушедших поколений. — Л. — СПб.: Мобильность плюс, 1993; Зубов В. И. Процессы управления и устойчивость. — СПб.: НИИ Химии СПбГУ, 1999; и др.


II. В большинстве случаев компоненты процесса управления образуют замкнутую систему, представленную на Рис. 1:

Замкнутая система управления

Рис. 1. Замкнутая система управления118

III. Любой процесс в обществе можно интерпретировать как процесс управления или самоуправления с помощью девяти основных категорий ДОТУ:

118 Ефимов В. А., Солонько И. В. Основы эффективного управления: краткий курс лекций. Учебное пособие, СПбГУ, 2-е изд., стереотип. — СПб.: СОЛО, 2008. — С. 7.


• вектор целей управления (упорядоченный по приоритетности список целей, выраженных в конкретных контрольных параметрах);

• вектор текущего состояния (описание реального состояния объекта, выраженное в таких же контрольных параметрах);

• вектор ошибки управления (логическая разница между вектором целей и вектором текущего состояния);

• вектор управляющего воздействия (средства достижения вектора целей);

• совокупная концепция управления (способ достижения вектора целей);

• структурный способ управления;

• бесструктурный способ управления;

• полная функция управления (ПФУ);

• балансировочный режим либо маневр.

IV. Управлять любым процессом возможно только по полной функции управления, состоящей из семи этапов:

1. Выявление объективного фактора давления среды (проблемы), которая вызывает субъективную потребность в управлении;

2. Формирование навыка (стереотипа) распознавания этого фактора среды на будущее и распространение его в культуре общества;

3. Целеполагание в отношении выявленного фактора. По своему существу целеполагание представляет собой формирование вектора целей управления в отношении данного фактора и внесение этого вектора целей в общий вектор целей;

4. Формирование совокупной концепции управления и частных концепций управления в отношении каждой из целей в составе вектора целей (т. е. целевых функций управления, составляющих в совокупности генеральную концепцию) на основе решения задачи об устойчивости в смысле предсказуемости поведения объекта (процесса) под воздействием: внешней среды, собственных изменений объекта, управления;

5. Внедрение генеральной концепции управления в жизнь — организация новых или реорганизация существующих управляющих структур, несущих в себе целевые функции управления;

6. Контроль (наблюдение) за деятельностью структур в процессе управления, осуществляемого ими, и координация взаимодействия разных структур.

7. Ликвидация существующих структур в случае ненадобности либо поддержание их в работоспособном состоянии до следующего использования.

При рассмотрении с этих позиций процесса управления или самоуправления обществом под концепцией управления (самоуправления) понимается совокупность общественных идей, в которых выражены методы и средства достижения целей управления наряду с самими целями. Концепция, как правило, состоит из множества частных концепций: экономической, военной, здравоохранения, экологической и прочих.

Общественная власть как реализуемая на практике способность к социальному управлению является сложным явлением, в ее состав входят субъекты и объекты власти, основания и ресурсы власти. Субъекты власти — носители власти, активные участники процесса, от которых исходят управляющие сигналы, приказы, распоряжения, указания и рекомендации.

При этом власть может иметь многоуровневую систему, в которой субъекты могут одновременно являться и объектами вышестоящей власти. Философ-евразиец С. Н. Булгаков119 справедливо подчеркивал, что система «субъект — объект» предполагает взаимопроникновение и взаимопревращение. Субъект становится объектом, а объект — субъектом. Объекты власти — явления, предметы, процессы, организации, учреждения, население, на которые направлено управляющее воздействие субъекта власти.

Под основами или основаниями власти понимаются источники, опорные части, на которых строится и держится данная власть. Они являются средствами, инструментами, которые используются для воздействия на объекты власти с целью достижения желаемых результатов. К ним относятся:

• грубая сила;

• богатство (обладание ресурсами);

• занимаемое положение (статус);

• осведомленность (владение информацией);

• профессиональная квалификация (владение методологией).

Ресурсы власти — это возможности, источники, средства, потенциал, которые могут быть успешно применены для решения задач или достижения целей на практике. В переходные кризисные периоды развития общества важнейшим дополнительным ресурсом власти становятся чувства людей (религиозные, национальные и т. д.).

119 Булгаков С. Н. Философия хозяйства // Соч.: В 2 т. — М., 1993. — Т. 1. — С. 121.


В современной политологии различают следующие типы ресурсов власти (первые три относятся к классификации А. Этциони120).

Утилитарные ресурсы. Материальные и другие социальные блага, связанные с повседневными интересами людей. С их помощью власть может покупать не только отдельных политиков, но и целые слои населения. Эти ресурсы используются как для поощрения, так и для наказания.

Принудительные, или силовые, ресурсы. Меры административного наказания, оружие, институты физического принуждения и специально подготовленные для этого люди. Их используют тогда, когда не срабатывают утилитарные ресурсы.

Нормативные ресурсы. Средства воздействия на внутренний мир, ценностные ориентиры и нормы поведения человека. Они призваны убедить подчиненных в общности интересов руководителя и исполнителей, обеспечить одобрение действий субъекта власти и принятие его требований.

Экономические ресурсы. Материальные ценности, необходимые для общественного и личного производства и потребления, деньги как их всеобщий эквивалент, техника, энергоносители, плодородные земли, полезные ископаемые и т. п.

120 Cm.: Etzioni A. Comparative Analysis of Complex Organizations. On Power, Involvement and Their Correlates. — New York: The Free Press, 1961.


Социальные ресурсы. Способность повышения или понижения социального статуса, места индивида или группы лиц в социальной иерархии. Они частично связаны с экономическими ресурсами, однако не всегда совпадают с ними. Социальные ресурсы включают такие показатели, как должность, престиж, образование, медицинское обслуживание, социальное обеспечение и т. п.

Культурно-информационные ресурсы. Знания и информация, а также средства их получения и распространения: институты науки и образования, средства массовой информации и другие. Тенденции повышения значимости знаний и информации как источника власти в современном мире проявляются все более значительно по сравнению с другими ресурсами власти. Недаром современные исследователи характеризуют конец XX века и рубеж веков как постиндустриальное или информационное общество (Д. Белл и другие 121).

Демографические ресурсы. Люди как важнейший универсальный многофункциональный специфический ресурс, который производит все другие ресурсы. Личность может быть ресурсом власти только тогда, когда ее используют как средство реализации чужой воли. В целом же человек не только ресурс власти, но и ее объект и субъект.

В качестве вывода отметим, что различные ресурсы власти обычно применяются ее субъектами в комплексе, особенно государством, в большей или меньшей степени обладающим всеми видами ресурсов. Важно заметить, что умение эффективно применять и распоряжаться имеющимися в наличии ресурсами не менее важно, а иногда и более важно, чем количество и качество располагаемых ресурсов власти.

121 См.: Белл Д. Грядущее постиндустриальное общество. Опыт социального прогнозирования. — М., 1999.


Укажем также, что различные концепции власти, сформировавшиеся в социально-философской и гуманитарной мысли, нельзя считав взаимоисключающими. Они фиксируют разные аспекты власти и взаимно дополняют друг друга. Авторское определение понятия власти включает в себя следующий тезис: власть — это реализуемая на практике способность субъекта (социальной группы, организации) к социальному управлению.